Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.14 ↓

EUR 69.43 ↑

22 августа Вторник

Уфа   °

Муртаза Рахимов: "Я считаю преступлением гнать на экспорт столько нефти"

ПОЛИТИКА

В минувшее воскресенье Президент Республики Башкортостан Муртаза Рахимов дал интервью программе "Вести недели с Сергеем Брилевым" телеканала "Россия". Лидер Башкортостана высказался по актуальным вопросам развития нефтяного комплекса, от которого во многом зависит экономическая стабильность страны.
Как известно, Башкортостан...

В минувшее воскресенье Президент Республики Башкортостан Муртаза Рахимов дал интервью программе "Вести недели с Сергеем Брилевым" телеканала "Россия". Лидер Башкортостана высказался по актуальным вопросам развития нефтяного комплекса, от которого во многом зависит экономическая стабильность страны.

Как известно, Башкортостан является одним из крупнейших нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих регионов России. В башкирских предприятиях отрасли накоплен огромный опыт добычи и переработки так называемой тяжелой, высокосернистой нефти.

На днях Президент России Владимир Путин озадачил правительство вопросом о возможности повышения цены на нефть марки Urals. По его мнению, разрыв между тяжелой Urals и легкой — Brent, составляющий 4-5 долларов, очень чувствителен для российского экспорта. Действительно, на перемешивании в "экспортной" трубе двух марок Россия теряет около 3,5 процента выручки.

Если шесть лет назад за Urals давали лишь на 40 центов меньше, чем за эталонную нефть Brent, то сегодняшний разрыв между ними весьма существен. Ценообразование на нефтяном рынке зависит от качества сорта. Почти 100 процентов российского углеводородного сырья экспортируется через трубопроводную систему "Транснефти". И, учитывая, что только 20 процентов поступающей туда нефти — высокосернистая, понятно желание российского правительства либо поднять цену на Urals, либо исключить ее из российского коктейля.

Тяжелую нефть марки Urals труднее перерабатывать, поскольку надо отделять серу. А потому Европа дает за нее меньшие деньги, чем за Brent. В силу этого для уменьшения разрыва в цене Минэкономразвития предложил ввести систему "Банк качества нефти".

Идея создания банка не нова, еще в 2002 году "Транснефть" разработала концепцию Банка качества, в соответствии с которой предусматривается дифференциация выплат владельцам различных по качеству сортов нефти. Здесь заложен принцип нулевого баланса: суммы, внесенные в банк плательщиками, добывающими нефть низкого качества, равны суммам компенсаций из него компаниям, добывающим эталонную нефть марки Brent.

Производители последней, например, президент НК "Лукойл" Вагит Алекперов считает, что переход на банк качества начнет стимулировать производителей заботиться о качестве продукции, ведь чем легче сдаваемая нефть, тем больше плата. Производители же тяжелой нефти, которым станет невыгодно ее экспортировать, будут направлять углеводородное сырье на российские нефтеперерабатывающие заводы.

"Конечно, я считаю, что сегодня впрямую переходить на банк качества не надо, это должно быть поэтапным периодом. Мы должны сегодня понимать, что татарские и башкирские нефтяники привнесли в свое время огромный вклад в развитие нефтяной промышленности, и всем им должны быть определены компенсационные меры", — считает Вагит Алекперов.

Однако Президент Башкортостана Муртаза Рахимов в своем интервью говорит, что сегодня внутренний рынок не готов переварить сразу столько тяжелой нефти.  — Безусловно, банки качества будут нужны. Но сегодня большинство российских нефтеперерабатывающих предприятий не готовы перерабатывать нефть с высоким содержанием серы, — говорит глава Башкортостана. — А что касается заводов, расположенных в Башкирии, то они готовы, они могут любую нефть переработать, — отмечает Муртаза Рахимов. При этом он считает, что переход на банк качества нефти должен быть поэтапным. Да и вообще, по мнению главы республики, в прошлом — нефтяника с многолетним стажем, преступление — гнать столько нефти на экспорт. На мировой рынок нужно поставлять не сырье, а продукты переработки — высококачественные бензины, дизтопливо, масла и другие.

Оптимальное же решение вопроса тяжелой нефти, по мнению Муртазы Рахимова, — налоговые льготы для предприятий, добывающих ее, в качестве компенсации за убытки. А на освободившиеся средства можно построить новые нефтеочистные сооружения, модернизировать, а затем и загрузить свои перерабатывающие заводы. Ведь, по большому счету, ни Башкортостан, ни Татарстан не виноваты, что им от природы досталось такое сырье. Тем более, что в годы войны на башкирской нефти ездил каждый третий советский танк, и освоение нефтяных месторождений Сибири — большей частью заслуга башкирских нефтяников.

В целом же следует отметить, что в истории нефтедобывающей отрасли России начинается новый этап. Вот только вопрос: какую роль в нем будут играть компании, добывающие тяжелую нефть, пока открыт.

Статья подготовлена по материалам программы "Вести недели ("Вести недели с Сергеем Брилевым"), телеканал "Россия".

Автор: Ольга Горюнова

Лонгриды
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть