Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 57.51

EUR 67.89

23 октября Понедельник

Уфа   °

Пострадавшим в Беслане помогают люди в белых халатах и с такой же чистой душой

ПОЛИТИКА

В сентябре-октябре Союз женщин Республики Башкортостан провел акцию "Сестра-Осетия в беде". В ее ходе было собрано 2.453.198 рублей 19 копеек. Все эти деньги по поручению президиума общественной организации были доставлены в Беслан и распределены там среди 106 наиболее нуждающихся семей, а также выданы...

В сентябре-октябре Союз женщин Республики Башкортостан провел акцию "Сестра-Осетия в беде". В ее ходе было собрано 2.453.198 рублей 19 копеек. Все эти деньги по поручению президиума общественной организации были доставлены в Беслан и распределены там среди 106 наиболее нуждающихся семей, а также выданы 95 человекам в Москве — раненым, проходящим лечение в лучших клиниках столицы, а также семьям сотрудников Центра специального назначения ФСБ РФ и МЧС России.

Во время поездок в Беслан и Москву, пусть очень кратковременных, пришлось встречаться с врачами или хотя бы слышать о них. В основном, хорошее, что совсем неудивительно.

В центральной клинической больнице Беслана мы навестили Фатиму Калоеву — родственницу Виталия Калоева, потерявшего в авиакатастрофе в небе над Германией жену и двух детей. О том, что она родственница "того самого", мы узнали только тогда, когда пришли. До этого мы шли просто к женщине по имени Фатима, о которой рассказала нам ее родственница: дескать, посмотрите, как плохо ей в больнице, у нее тяжелое ранение в голову — надо бы поспособствовать отправить ее в более оснащенную клинику, 7-летняя дочка ранена, а 11-летний сын погиб, и ей под дулами автоматов самой пришлось выбросить его тело из окна.

Действительно, местное лечебное учреждение, несмотря на солидное название - ЦКБ — была самой обычной райбольницей. У Фатимы на тумбочке три яблока, три банана, бутылка минералки — это "гуманитарка", а также тарелка тыквенной каши — это "казенная" пища. Выяснилось, что вечером в день нашего визита Фатиму отправляют на излечение в Москву, так что нашего вмешательства и заступничества и не потребовалось. Впрочем, мы и не считали себя вправе ставить под сомнение решение врачей — кого лечить здесь, а кого направить во Владикавказ, Ростов или Москву. Они же профессионалы.

Зара Хетагурова, председатель Союза женщин Республики Северная Осетия — Алания подтвердила, что местные медики в самые критические дни действовали организованно, слаженно и профессионально. Так она говорила со слов тех врачей из Москвы, которые приезжали в Беслан отбирать раненых для отправки в более оснащенные клиники. Бесланские врачи сразу организовали четыре мобильные бригады и принимали раненых по живому коридору, оказывая им необходимую первую врачебную помощь. Тактически они действовали грамотно, чем и облегчили дальнейшее — уже стратегическое — лечение. Побывавший в больнице за полчаса до нас министр здравоохранения и социального развития России Михаил Зурабов дал высокую оценку того этапа работы врачей, в том числе и хирурга Виктора Лактемировича Торчинова.

Забегая вперед, скажу, что, отправляясь в Москву, мы очень надеялись, что в одной из клиник встретим Фатиму Калоеву, но ни в одном из списков ее не было, видимо, уже поправилась, и ее выписали.

В Российской детской клинической больнице, чьи корпуса расположились на Ленинском проспекте, мы поговорили с самой что ни на есть простой медсестрой. Елена Кулюкина работает в РДКБ уже 19 лет и говорит, что за все годы работы бесланцы — самый тяжелый случай. Если, конечно, не считать детей, поступивших после землетрясения в Спитаке.

— И те, и эти дети, кроме телесных, имеют глубокие душевные травмы, — говорит Елена Викторовна. — А в остальном юные бесланцы — обычные дети, в меру капризные, в меру шаловливые.

В этой же больнице мы встретили еще одну удивительную женщину  — Фатиму Дзиееву. Она врач по образованию, работает в Эндокринологическом центре. А в многочисленных корпусах РДКБ, которые для непосвященных кажутся лабиринтами, она была для нас добрым гидом и советником. Фатима — москвичка, пришла в РДКБ добровольно, по зову сердца и взяла на себя многочисленные заботы по встрече посетителей, решению массы каких-то организационных бытовых вопросов, возникающих у раненых и у тех, кто ухаживает за ними. Судя по тому, как встречали Фатиму в палатах, как здоровались взрослые, дети и персонал, волонтеры, как она общалась по телефону с сотрудниками Представительства РСО-А при Президенте РФ, было видно, что она — свой человек, хороший и бескорыстный.

Я осторожно поинтересовалась, а как относится к этому семья, ведь хозяйка дома практически все время отсутствует.

— У меня двое детей — 11 и 4 лет, — ответила Фатима. — Но и они, и муж понимают, что это для меня сейчас важно. Вот и сестра мужа приехала помочь, так что за семью я спокойна. Да и работа не страдает, с утра я в своем Эндокринологическом центре, а потом сразу сюда.

Яшар Керимович Гасанов — заместитель директора НИИ нейрохирургии им. Бурденко — встретил нас в своем кабинете, быстро решил все организационные вопросы и тактично посоветовал не рассказывать пациентам о том, как собирали деньги в помощь бесланцам.

— Пусть они не ощущают, что получили деньги от людей, которые сами в чем-то нуждаются. Ведь наверняка деньги приносили в ваш фонд не самые богатые граждане, — догадался мудрый врач.

Из восьми пациентов института, поступивших из Беслана, трое находятся в тяжелом состоянии, до сих пор в реанимации.

— Они в сознании, — рассказала старшая медсестра отделения реанимации и интенсивной терапии Римма Архангельская. — Чтобы лечение шло успешно, институт позаботился, чтобы у пациентов было больше душевного комфорта, насколько он возможен. Институт за свой счет снял номера в гостинице для родственников и каждый вечер на своем автобусе доставляет их в клинику. Мужья пациенток  — а все трое молодые женщины — приезжают ежедневно на полчаса, чтобы поддержать их на трудном пути к выздоровлению.

В отделении микрохирургии Центрального института травматологии и ортопедии лечится Казбек Мисиков. В одной палате с ним 15-летний раненый сын, младший сын — в другой больнице. Казбек — один из немногих взрослых, оставшихся в живых в школе. Он рассказывал, как все три дня, пока длился захват, мужественно вела себя женщина-доктор из числа заложников. Он не знает ее имени, не знает, осталась ли жива, но помнит, как она узнавала о состоянии здоровья товарищей по несчастью, как распределяла немногие имеющиеся лекарства наиболее нуждающимся. Она собрала те таблетки, что были у людей с собой "на всякий случай", потом раздавала самым больным. Казбек говорил, что его и другие дети от жары и духоты, голода, жажды и стресса впадали в состояние, близкое к анабиозу. И даже редкие капли воды, которые удавалось достать, вызывали у них неукротимую рвоту. Та женщина-доктор выдавала им по таблетке активированного угля, сама лично обмахивала тетрадками наиболее обессилевших. Разве такое можно забыть!

А постараться забыть кое-что из пережитого кошмара или научиться жить с этим — надо. Это помогают делать специалисты из НИИ психиатрии им. Сербского. Родители пострадавших детей с большой теплотой говорили о психологе, которая работает в ЦИТО. Ольга Ломакина ежедневно встречается с детьми, в игровой форме работает с ними. Дети очень полюбили эту умную и улыбчивую женщину с тонкой и понимающей душой.

Ольга Борисовна высоко оценила привезенные нами из Башкортостана жизнерадостные рисунки детей. Понравились они и детям. — Это совсем не то, что прислали нам недавно из Америки, — говорили подростки. — Представляете, листы бумаги фиолетового цвета, а на них черные кресты?

Наверное, заокеанские ровесники (а может, взрослые?) хотели как лучше, а получилось... получилось так, что ни один из тех присланных мрачных рисунков не сохранился — их попросту выбросили.

Скорее всего, за океаном живут тоже неплохие люди, с добрым сердцем, но они просто устроены несколько иначе. Вот выступает по телевизору главный врач детской республиканской больницы из Владикавказа Урузмаг Джаниев и рассказывает, как ему позвонили коллеги из США и сказали, что могут поделиться хорошим шовным материалом — у них есть запас. Правда, срок годности у того материала прошел. Заокеанские врачи, видимо, полагали, что россиянам и такой сойдет. К чести осетинского врача, он поблагодарил за само желание нам помочь, но от просроченного материала отказался, не преминув сказать, что ни Россия, ни ее народ второсортными не являются.

Гуманитарный груз, который поступает в Беслан, что продовольственная группа, что лекарственная часть, тщательнейшим образом проверяются на качество. За этим следит служба главного санитарного врача Правобережного района Таймураза Черджиева.

На снимках: Фатима Калоева; опять дежурит рядовой хирург Виктор Торчинов; Елена Кулюкина на сестринском посту; профессор Яшар Гасанов — заместитель директора НИИ нейрохирургии им. Буденко; председатель Союза женщин РБ Рашида Султанова и секретарь Калтасинского районного женсовета Татьяна Мухнурова передают письма, мед и деньги пациенткам отеления реанимации через старшую медсестру Римму Архангельскую; Казбек Мисиков идет на поправку; психолог Ольга Ломакина.

Фото автора.

Автор: Лилия Зинова

Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть