Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.46 ↑

EUR 69.81 ↓

22 ноября Среда

Уфа   °

Представляем Барыя Кинзягулова - члена Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан, новый состав которой утвержден Указом Президента республики

ПОЛИТИКА

Указом Президента Республики Башкортостан утверждены шесть из 12 членов Центральной избирательной комиссии республики. Это Алтынова Наиля Фаязовна - секретарь Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан, предложенная Центральной избирательной комиссией Республики Башкортостан; Амеров Фанис Садыкович - заместитель министра...

Указом Президента Республики Башкортостан утверждены шесть из 12 членов Центральной избирательной комиссии республики. Это Алтынова Наиля Фаязовна — секретарь Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан, предложенная Центральной избирательной комиссией Республики Башкортостан; Амеров Фанис Садыкович — заместитель министра внешнеэкономических связей и торговли Республики Башкортостан, от Совета муниципального образования "Орджоникидзевский район г.Уфы"; Каменев Сергей Иванович — доцент кафедры Уфимского государственного авиационного технического университета, он предложен Центральной избирательной комиссией Российской Федерации; Кинзягулов Барый Исмаевич — председатель Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан, предложенный Центральной избирательной комиссией Республики Башкортостан; Шаймарданов Нурфаяз Рафаезович  — директор Центра занятости Уфимского района Республики Башкортостан, от Всероссийской политической партии "Единая Россия"; Шакиров Руслан Рамилевич — ассистент кафедры Уфимского института Российского государственного торгово-экономического университета, от политической партии "Родина".

В этот же день одним из вопросов повестки дня тринадцатого пленарного заседания Государственного Собрания — Курултая — Республики Башкортостан тоже было утверждение кандидатур в состав Центральной избирательной комиссии республики на очередной четырехлетний срок. Были утверждены шесть человек из 11, представленных на рассмотрение законодательного органа республики различными государственными структурами и общественными формированиями.

Таким образом, в республике сформирован весь состав ЦИКа. В ближайшие две недели должно пройти организационное заседание нового состава ЦИК РБ. Оно состоится, как и положено по закону, с участием представителей Президента и Госсобрания. Там тайным голосованием будут избраны председатель, его заместитель и секретарь Центризбиркома. На первом же оргзаседании закончатся полномочия нынешнего Центризбиркома республики и начнется отсчет четырехлетней истории нового состава.

Сегодня представляем председателя ЦИК РБ, которая действовала с апреля 2000 по май 2004 года, — Барыя Исмаевича Кинзягулова.  — Родился я в деревне Старо-Янбеково Кармаскалинского района  — в красивейших местах нашей республики. Сразу после средней школы решил поступать на биофак Башгосуниверситета, — скупо рассказывает о себе Барый Кинзягулов. — А куда же еще, как не на биофак? Ведь все мы на земле родились, в деревне с детства окружает все живое — это мне было близко и интересно. Хотелось расширить свой кругозор, но и не скрою, мечтал получить высшее образование, ведь в семье я старший из четырех детей и должен быть примером брату и сестрам. Мама — Надежда Николаевна — всю жизнь проработала библиотекарем в сельской школе и привила нам любовь к чтению, страсть к познанию нового. Да и папа — участник войны — всю жизнь проработал с народом на разных должностях, закончил совпартшколу и тоже, конечно, хотел, чтобы дети получили хорошее образование.

Университет стал хорошей школой жизни, дал не только образование, но и привил вкус к общественной работе. Здесь я нашел и свое человеческое счастье, встретил будущую супругу. И вот уже более 30 лет шагаем по жизни вместе с Флисой Тагировной. Поженились мы хотя в смешной день 1 апреля, но к браку отнеслись серьезно: вырастили двух замечательных дочек, есть уже и две внучки, которых я просто обожаю.

Молодому педагогу Барыю Кинзягулову, видимо, на роду было написано стать начальником. Только два дня после распределения он работал рядовым учителем — направили не в родной район, а соседний Гафурийский. Видимо, заметив какие-то задатки у вновь прибывшего учителя, его назначили завучем, а вскоре и директором. — Мне очень везло на хороших людей, — говорит Барый Исмаевич. — Как только мы приехали в Янгискаинскую школу, нас встретили в коллективе, как родных, помогли всем, что нужно молодой семье и молодым педагогам. Это касается и домашней утвари, и советов по методике. Свежий взгляд приезжего увидел, что не все в порядке в вопросах всеобуча. В те годы хотя и существовал закон о всеобщем среднем образовании, но были нередки случаи, когда учеников за неуспеваемость, нерадивое отношение к учебе и плохое поведение отчисляли из школы в качестве наказания на время или даже навсегда. Так уж получилось, что в большом селе было немало молодых ребят, которых смело можно было назвать недоучками. И если в городах для таких существовали школы рабочей молодежи, более известные как вечерние, то на селе получить образование можно было через учебно-консультационный пункт. И вот буквально за год-два УКП при Янгискаинской школе добился максимального охвата учебой тех, кто не имел среднего или даже восьмилетнего образования. Успех был так очевиден, что коллектив наградили красным знаменем Министерства образования. Это только рассказывать легко, а ведь надо было убедить в необходимости получить образование не только бывших неучей, но и переломить психологию учителей, которые порой не хотели заниматься "отбросами Минпроса". Но получилось.

Через некоторое время пришлось переехать в райцентр, так как назначили заведующим районным отделом народного образования. Затем избрали заместителем председателя райисполкома, председателем райисполкома, главой администрации. И так, в постоянных хлопотах и рабочих буднях, незаметно пролетело 25 лет, а ведь это четверть века. За эти годы, честно говоря, как-то и не приходилось сесть и задуматься: а как прошли эти годы, что сделано, что не удалось, и вообще — удалась ли жизнь. На такие "размышлизмы" просто-напросто не хватало времени, ведь жизнь и работа районного руководителя хоть и штампованно, но очень точно определяется фразой "крутится, как белка в колесе".

Честно говоря, Советская власть, имея множество достоинств, все-таки кому-то была родной матерью, а кому-то и мачехой. Это выражалось в неравном внимании властей к социально-экономическому развитию районов. Гафурийский район долгие годы был одним из тех, которым внимания не хватало. Практически мостов не было, а ведь он окружен реками Белая, Зиган, Зилим и потому похож на полуостров, который время от времени оказывался отрезанным от мира. С востока район граничит с белорецкими краями, откуда вообще подъезда не было. И только в последние годы, когда председателем Верховного Совета республики стал Муртаза Губайдуллович Рахимов, медленно, но верно пошел процесс выравнивания административных единиц, в смысле подъема их социально-экономического развития. Большое развитие получили Бурзянский район, зауральские районы, да и тот же Гафурийский. А то ведь что было раньше? На слуху только Дюртюлинский да Илишевский районы, куда возили гостей республики, а злые языки называли те края Дюртюлишевским районом.

Не только на памяти, но и при непосредственном участии Барыя Исмаевича появились первые сотни метров асфальта в Гафурийском районе. Сейчас смешно вспоминать, но административное крещение он получил именно на асфальте. Председатель райисполкома в первый день работы нового заместителя сказал ему буквально следующее: "Езжай в Уфу, выбей битум, будем класть асфальт. Не найдешь, лучше не возвращайся". Поехал, потолкался в кабинетах министерств, которые имеют отношение к строительству и дорогам, побывал в Совете Министров. И везде слышал один вопрос: "А фонды у тебя есть? Нет? Вот и езжай домой, у вас там гравия в реках много, насыпайте сколько надо". Огорчился, конечно, молодой управленец. Чуть было не вернулся домой, несолоно хлебавши, да ладно, к родному брату заехал на чашку чая, тот в Черниковке как раз жил. Он и говорит, а ты зайди на наш Ново-Уфимский нефтеперерабатывающий завод, там все говорят, что толковый главный инженер работает, тоже из села родом, так что нужды сельчан понимает. А что терять-то? Пошел на завод, нашел приемную, тогда предварительных записей не было, дождался хозяина кабинета и прямо ему выложил проблему: приехал из Красноусольского, работаю зампредом один день, получил задание найти битум, его в Уфе днем с огнем не найдешь, кругом волшебная фраза "Это строго фондируемый материал". Посмотрел на него главный инженер, с которым знаком только одну минуту и спрашивает, сколько надо. Барый Исмаевич сейчас вспоминает, что даже не был готов к такому повороту дела и не придумал, сколько же ему надо битума и потому с ходу бухнул, как ему показалось, невероятно огромную цифру:  — Сто тонн!  — И стоило из-за ста тонн ехать?  — Тогда дайте двести! Главный инженер что-то написал на бумаге, вышел из-за стола, пожал руку и пожелал успехов. Вышел наш зампред в коридор, прочитал заветную бумажку, а там написано: выдать 300 тонн универсина. Спасибо, конечно, за 300 тонн, но нам универсина не надо — битум нужен. Развернулся и снова нахально зашел в кабинет — пропадать, так с музыкой. Хозяин не рассердился, не выгнал настырного посетителя, а разъяснил, что битум, действительно, строго фондируемый материал и за его отпуск на сторону вышестоящие организации по головке не погладят. Поэтому на заводе придумали такую уловку: дали битуму, если он шел не по разнарядке сверху, подпольную кличку "универсин". Поблагодарил сельский зампред городского главного инженера и почти вприпрыжку выскочил из кабинета, посмотрев на табличку, чтоб запомнить, кто ж ему так бескорыстно и по-человечески помог. Там было написано: "Рахимов Муртаза Губайдуллович".

Вот с этого клочка асфальта в райцентре и началось его благоустройство. Теперь Гафурийский район не узнать. Если в начале 80-х годов там было всего четыре типовых школы, то за последние годы работы Барыя Исмаевича было построено более тридцати школ, клубов, детских садов, появились даже гимназии, а сейчас возводится современный районный Дом культуры. В крошечной деревне Ташлы построили прекрасную двухэтажную школу. Совсем недавно в деревне Толпарово не было даже электрического света. Сейчас там есть мост, появилось электричество, дороги и участок по переработке леса. Большое село Саитбаба практически ничего не имело из объектов соцкультбыта. Сейчас там тоже большие изменения. А санаторий "Красноусольск" стал буквально украшением не только района и республики, но всей России. И все это дело рук прекрасного гафурийского народа — трудолюбивого, гостеприимного и очень отзывчивого на доброе к себе отношение. Барый Исмаевич Кинзягулов не порывает связей с районом, всегда интересуется новостями, искренне радуется его успехам.

В январе 1997 года получил назначение на должность Председателя ЦИК РБ. И только тогда, расставаясь, понял, насколько за 25 лет стал гафурийцем, стал своим человеком и окружающую землю тоже уже ощущал своей родиной. Как-то сразу вспомнились учителя по школе жизни Мухамет Габидуллович Бакиев, Мазит Закирович Латыпов, Лев Павлович Князев, Ахмет Шайахметович Якупов и многие другие, которые дали правильное направление пути.

Любой руководитель вам скажет, что вопросы, связанные с выборами, всегда его касались, но довольно однобоко, в смысле помощи избиркомам или просто личного участия в качестве избирателя. До определенного момента жизни Барый Исмаевич тоже считал, что с выборами знаком, хорошо их знает, и работа эта, скорее, не сложная, а рутинная и довольно скучная. Но будучи человеком старой закалки, привык, что, если куда направили работать, туда и надо идти. Хотя в душе большого удовлетворения от нового назначения не чувствовал. И, действительно, первые дни, а это как раз был межвыборный период, были довольно скучными по форме, но напряженными по содержанию. Массу документов и законов пришлось читать буквально с лупой, переосмысливать, познавать их глубину. Сам когда-то был депутатом Верховного Совета Республики Башкортостан и первого созыва Госсобрания. Занимался организацией выборов в сельские советы, районные да и все остальные. Но это была работа все-таки "с другой стороны прилавка". Здесь же все было иначе. Остро проявилась нехватка юридического образования, и в 50 лет вновь стал студентом. Поступил на юридический факультет. Учиться, надо сказать, в зрелом возрасте не труднее, чем в юности, а даже в каком-то смысле, интереснее, особенно на семинарских занятиях, где возникали горячие споры с преподавателями, которые все-таки при всем к ним уважении в большей степени являются теоретиками. Профессионализм, зрелая гражданская позиция, деловая принципиальность и просто чувство локтя большинства членов ЦИК РБ и работников аппарата во многом помогли быстро сориентироваться в ситуации и войти в курс дела.

За эти годы прошло немало выборных кампаний. Были среди них и очень напряженные, и те, которые получали неоднозначную оценку участников, особенно тех, кто их не выиграл. Но общий итог такой — год от года повышается правовая культура всех участников избирательного процесса, растет профессиональное ммастерство организаторов выборов, совершенствуется законодательство. И работа в Центризбиркоме только непосвященному человеку кажется рутинной и скучной. На самом деле она очень интересная и ответственная, живая и напряженная.

Если судить по человеческим меркам, то карьера сложилась, жизнь тоже. И это во многом, повторяет Барый Исмаевич, благодаря хорошим людям, на которых ему в жизни везло. Повезло ему и в личной жизни. Он не стесняется признать, что его служебная карьера состоялась во многом благодаря супруге, которая во всех смыслах была и есть его товарищ, соратник, подруга и доброжелательный, но строгий критик. Иногда, может, мужское самолюбие и страдает, но при здравом размышлении приходится признать, что критика была справедливая и обижаться нечего, тем более не было обидных слов, да еще в присутствии посторонних, хотя бы даже и близких людей. Одно слово — педагог, знает, когда, как и что сказать. Что значит иметь привилегии в статусе, например, жены директора школы? Привилегия одна — быть лучшим учителем. И когда была женой завроно, она свою марку не роняла, у нее был в школе лучший кабинет биологии, лучший пришкольный участок, да такой, что был признан лауреатом ВДНХ. Сейчас Флиса Тагировна преподает в республиканском медицинском колледже медицинскую генетику, разумеется, старается, чтоб ее студенты в совершенстве владели преподаваемым предметом.

Конечно, жизнь не состоит из одной работы, хотя и занимает она огромную ее часть. С удовольствием все семейство Кинзягуловых ездит к бабушке Надежде Николаевне в Аургазинский район. К сожалению, деда уже нет в живых. Нет на свете и родителей Флисы Тагировны. Но от них остался небольшой домик с участком в Дюртюлинском районе, куда тоже все с удовольствием ездят покопаться в грядках, посадить зелень и цветы. Так что огромных новомодных коттеджей у них нет, но это обстоятельство никого не напрягает. Барый Исмаевич сам возит семью на "Жигулях" не "первой молодости". У него "девятка" 1991 года выпуска. Кстати, это всего вторая машина — первую купил еще в райцентре. Очень жалеет, что не хватает времени на рыбалку, а ведь это было любимое занятие в детстве и юности. Даже в университете специализировался на ихтиологии. И потому выбрал совершенно необычную тему диплома — "Плодовитость семги реки Варзуга". А что это значит? Это много поездок за несколько лет и зимой и летом на Кольский полуостров, который исходил пешком и на лодках вдоль и поперек, изучая эту самую плодовитость "от и до". Семга не сразу становится страшно дорогим рыбным продуктом на рыночных прилавках. Сначала это икра в реке Варзуга, затем мальки и молодь до 10-12 сантиметров, которая отправляется на нагул в Белое, Баренцево и Норвежское моря и оттуда в половозрелом возрасте возвращается не куда-нибудь, а в родную Варзугу и ее крошечные речки-притоки. В каких бы морских далях ни ходила эта рыбина, пока наберет свои 40 килограммов веса, как бы долго она ни отсутствовала на малой родине, а какое-то шестое или седьмое (восьмое?) чувство ведет ее туда, где она появилась на свет. На научно-исследовательском судне "Персей" студенту Кинзягулову, вслед за любимой рыбой, пришлось побывать также и на Белом, и на Баренцовом, и в Норвежском морях. При защите диплома были сложности. В Уфе да и во всей республике трудно было найти специалиста, который мог бы написать отзыв на дипломную работу. Семгу не только как биологический объект, но и как гастрономический продукт никто и в глаза не видывал в те годы. Но нашелся-таки ихтиолог из Башсельхозхинститута, написал отзыв, но оппонентам не пришли в голову никакие более оригинальные вопросы, кроме как: а большая это рыба, а вкусная эта рыба?

...Как красавица-семга всегда найдет путь на малую родину, какие бы препятствия ей ни чинили природа и люди, так и человек все-таки больше пригождается там, где он рождается на свет. Может, наука и потеряла блестящего ихтиолога-исследователя в лице Барыя Кинзягулова, но республика нашла своего верного, нешумного, бескорыстного сына. И если когда и вспоминаются ему красивые берега Варзуги, все-таки, по его мнению, наша Агидель гораздо лучше.

На снимке: семья Кинзягуловых на избирательном участке 14 марта 2004 года.

Фото Олега Яровикова.

(Специально для журнала "Вестник ЦИК РБ").

Автор: Лилия Зинова

Теги: персона
Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть