Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.27 ↓

EUR 69.66 ↑

21 ноября Вторник

Уфа   °

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

ПОЛИТИКА

В Башкирии мы наблюдаем активную деятельность бизнес-магнатов, направленную против линии российского правительства.
"...я абсолютно уверен, что я выиграю выборы, если будут честные правила выборов. Мне все равно, кто будет кандидатом. Я выиграю. Я знаю, потому что меня знает народ. Я сам себя создал, я родился...

В Башкирии мы наблюдаем активную деятельность бизнес-магнатов, направленную против линии российского правительства.

"...я абсолютно уверен, что я выиграю выборы, если будут честные правила выборов. Мне все равно, кто будет кандидатом. Я выиграю. Я знаю, потому что меня знает народ. Я сам себя создал, я родился в Башкирии..."

"В принципе я самовыдвиженец, поэтому мне достаточно обеспечения демократических выборов, вы понимаете, и я смогу выиграть..."

Эти две цитаты принадлежат разным людям. Однако, как выясняется, позиции их большей частью совпадают. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" выступили с разницей в два дня претенденты в президенты Башкортостана — Ралиф Сафин и Сергей Веремеенко. Оба были категоричны, амбициозны, одинаковыми словами критиковали действующую власть, и каждый довольно косноязычно поспешил заявить, что победа на выборах будет за ним. Впрочем, ничего удивительного в том, что эти люди поют в один голос, нет. По большому счету, у них действительно много общего — оба родом из Башкирии, оба заработали в эпоху экономической неразберихи многомиллионные состояния, и оба намерены получить регион в личное пользование, став посредниками при перепродаже неприватизированных богатств республики. Разные только покупатели у кандидатов-посредников — Ралиф Сафин, вероятно, намерен, став хозяином Башкирии, разговаривать на равных с компанией "Лукойл", из высшего менеджмента которого его с треском выперли, а Сергей Веремеенко жаждет допустить до нефтяной трубы финансовую группу "Межпромбанка", которой в последнее время тоже не слишком везет. Понятно, что раз цели у этих персон одинаковые, их предвыборные программы тоже не слишком отличаются. Каждый из них обещает народу, что стоит только приватизировать нефтяную отрасль республики, как деньги в карманы пенсионеров и бюджетников потекут рекой. Каждый из них стремится разными способами позиционировать свою личность с Президентом России Владимиром Путиным, который в своем ежегодном Послании обратил внимание на необходимость удвоения ВВП. Путиным и его словами, как щитом, и прикрываются новоявленные спасители Башкортостана. А ведь, похоже, делают они это себе во вред. Вспомнить только недавно загремевшего на нары бывшего главу "Юкоса" Михаила Ходорковского. В Кремле, по слухам, в последнее время зреют планы ввести природную ренту и тем самым лишить нефтяную промышленность энной части ее доходов. Но речь, заметим, здесь идет не о приватизации, а о национализации! Для обывателя на слух, может быть, никакой разницы и нет, однако в возвращении государству в процессе национализации предприятий таится серьезная угроза для тех, кому за бесценок они в свое время достались при ельцинской приватизации.

Поэтому-то Ходорковский и стал активно инвестировать деньги в политику и решился на открытое противостояние с Кремлем. Если это так, то, выбирая методы борьбы против введения ренты, нынешний сиделец "Матросской тишины" продемонстрировал фантастическую наивность. ВВП никому не позволяет бросать открытый вызов его власти. В Башкирии же в данный момент мы наблюдаем как раз подобную активную деятельность бизнес-магнатов, направленную против линии российского президента. Многим арест Ходорковского показался концом света. Но на самом деле для разговоров о том, что в России происходит апокалипсис, нет никаких оснований.

Скорее, в нашей стране идет смена политических эпох. В первое время

после прихода к власти Путина очень многие аналитики бросали новому президенту стандартное обвинение. Мол, на самом деле путинская эпоха в России так и не наступила. Почему-то новый глава государства не торопится избавляться от "наследства": от старых кадров, от олигархического капитализма в его ельцинском варианте...

Сейчас Путин делает то, к чему его призывали. Очень похоже, что в России резко ускорился процесс смены исторических приоритетов. Ельцинская эра близка к завершению. Владимир Путин, наконец, начинает самостоятельное правление. Крупный бизнес отныне будет "поражен в политических правах". Прежде всего на высшем уровне. Ему будет оставлена ниша определенных социальных инициатив — благотворительность, поддержка проектов в области культуры, науки, общественной жизни и пр., даже ограниченное финансирование ряда политических партий. Но лишь постольку, поскольку это санкционировано сверху. Однако представителям финансовых групп, брошенным своими хозяевами на борьбу за кресло башкирского президента, никто санкций на завоевание республики не давал. При этом эти люди пытаются делать вид, что они-то как раз путинский курс на реформы и назначены проводить в Башкирии. Только между тем, что планирует российская власть, и тем, что намереваются здесь сотворить варяги — большая разница. В частности, одна из федеральных газет две недели назад ознакомила своих читателей с планом приватизации по Сафину: "Ралиф Сафин твердо стоит на позиции: все богатства Башкортостана по справедливости должны принадлежать народу, всем тем, кто живет и работает на нашей земле. Это не голословное заявление. Ралиф Рафилович Сафин разработал реальную программу по развитию экономики и подъему уровня жизни народа Республики Башкортостан, в основе которой — народное акционирование". То, что Ралиф Рафилович стыдливо прикрывает словосочетанием "народное акционирование", на самом деле мы уже один раз проходили. Вспомните, сколько вы выручили за ваучер, который вам достался в период приватизации государственной собственности? Хорошо, если, став владельцем кусочка заводов и фабрик, вы смогли купить хоть одну бутылку водки! А реально обогатилась лишь кучка людей, которые приватизацию задумали. Впрочем, про интересы жадных претендентов на кресло главы республики и так все понятно, какими бы красивыми словами они ни обставляли свое желание завладеть Башкирией и разнести по частям принадлежащую ей собственность.

Реформа же Путина совсем в другом. Усиление госконтроля над частным предпринимательством под лозунгом "Сделать его более прозрачным, честным и подчиненным общим правилам". Возможный вариант развития событий — создание крупных компаний, управляемых назначенцами (как в "Газпроме"), которые будут существовать по схеме "распоряжаюсь, но не владею". У таких компаний и их руководителей нет и не может быть политических амбиций, хотя бы потому, что их всегда легко заменить. Не исключены шаги по национализации или увеличению госдоли в ряде крупных ресурсодобывающих компаний (прежде всего — энергетических). Затем возможно подключение к ним иностранного участия (но без продажи контрольного пакета иностранцам) в целях привлечения остро необходимых инвестиций на модернизацию и укрепления позиций в мировой экономике. Поскольку национализация может коснуться в первую очередь тех компаний, деятельность которых связана с извлечением природной ренты, то лозунг "Даешь справедливое перераспределение природной ренты!" становится едва ли не главным политическим лозунгом. Здесь многие видят один из мощных источников компенсации населению экономических потерь от все равно неизбежных структурных реформ — реформы жилищно-коммунального хозяйства, электроэнергетики и др.

Нельзя не согласиться с руководителем Центра стратегического анализа и прогнозирования Прозоровским: "Все вышеизложенное по поводу коррекции курса Путина — реализовывалось в Башкирии с начала 90-годов — крупный бизнес не имел политических прав, но фактически обязывался властью нести расходы по поддержке социальных программ; создавались крупные полугосударственные компании, руководство которых фактически назначалось республиканской властью; доходы крупных компаний с госучастием консолидировались в республиканском бюджете, на нужды всей республики". То есть Башкирии и не нужно курсу Путина соответствовать, здесь по наитию и так двигались в нужном направлении. Можно констатировать, что олигархическая система, сложившаяся в поздний ельцинский период, сломана, а те, кого еще недавно называли олигархами, перестали ими быть: это просто группа богатых людей, фактически лишенных политического влияния. Выборы лидера региональной власти для многих нуворишей один из способов это влияние себе вернуть.

Так что и сенатор от малонаселенной республики, и совладелец "Межпромбанка" крупно рискуют, рассказывая нам сказки о необходимости срочных мер по приватизации Башкирии. Скорее всего — это последний их шанс приготовить себе теплое место, до того как российская власть начнет разбираться с олигархами.

Автор: Андрей Басманов

Теги: выборы
Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть