Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.92 ↓

EUR 67.76 ↑

6 декабря Вторник

Уфа   °

Дмитрий Шаронов: «Надо адекватно реагировать на угрозу национальной технологической безопасности России»

22-25 апреля в Уфе пройдут Нефтегазовый форум и Международная выставка «Газ. Нефть. Технологии-2014». 29 мая начнется IV Международный форум «Большая химия». Учитывая особенности текущей внешнеполитической ситуации, в этом году от крупных промышленных форумов ожидают стратегических решений, способных повлиять на экономическое развитие страны. О проблемах и ожиданиях в связи с предстоящими событиями агентству «Башинформ» рассказал заместитель Премьер-министра Правительства Республики Башкортостан Дмитрий Шаронов.

— Дмитрий Владимирович, чем примечательны предстоящие форумы и нефтегазовая выставка?

— Новым ракурсом рассмотрения вопросов. Сейчас происходят важные внешнеполитические события. Из-за ситуации по Крыму Запад грозит России экономическими санкциями. Учитывая взаимосвязи в мировой экономике, очевидно, что урон может быть нанесен обеим сторонам. Но гадать не стоит, нужно быть готовыми к любому варианту развития событий. Вряд ли Запад прекратит поставки готовых продуктов – это лишит рынка сбыта их собственные компании. А вот каналы поставок технологий, которые позволяют нам самостоятельно развивать производства, могут оказаться под большой угрозой. Я говорю не только о нефтегазохимии, но и о станкостроении, радиоэлектронике, биотехнологиях. По сути, встал вопрос национальной технологической безопасности России. Мы должны адекватно реагировать на этот вызов.

— Как реагировать?

— Продвижением собственных технологий — они у нас есть. И они ничуть не хуже западных. Сегодня мы покупаем огромное количество зарубежных услуг, технологий, продукции. И часто сами до конца не понимаем то, что используем. К примеру, западная нефтесервисная компания может производить для нас большой объем работ и декларировать передачу технологии, но на деле технологию не передавать. Информация может обрабатываться на вычислительных мощностях за рубежом, и никто не гарантирует достоверность предоставляемых данных. К сожалению, наши потребители по старинке считают, что зарубежные технологии и оборудование априори лучше. Мы можем и должны доказать обратное.

— Нашего потенциала достаточно для того, чтобы быть самодостаточными?

— Я не могу сказать, что на сто процентов. Но уж точно не на пятьдесят. Политическая ситуация вынуждает нас ответить на вопрос: имеем ли мы то, чего нас угрожают лишить? Многое имеем. Например, в Ишимбае производят катализаторы для нефтепереработки. Один завод способен полностью покрыть потребности российского рынка. Качество по некоторым позициям выше импортных аналогов. При этом потребляем мы в основном катализаторы импортного производства. Возникает вопрос технологической безопасности: если мы тратим миллиарды на зарубежные катализаторы, может, сконцентрироваться на отечественных производителях с продукцией мирового уровня? Надо анализировать, разбираться.

— Высокое качество тоже не гарантирует, что компании будут отдавать предпочтение отечественной продукции.

— Да, многие корпорации априори хотят работать с зарубежными компаниями. Казалось бы, существует технология — апробированная, эффективная, в полтора раза дешевле зарубежного аналога. Внедряется в полтора раза быстрее, поскольку не  надо везти оборудование из-за рубежа. Всё логично. Ответ нелогичен: не хотим. Здесь нужна государственная воля — стимулировать потребление отечественными предприятиями отечественного продукта при равном качестве. Технологий и готовых продуктов у нас достаточно. Только в производстве нефтегазового оборудования в Башкортостане работают более 50 специализированных средних и малых предприятий. Выпускаемое ими высококлассное оборудование для геологоразведки, бурения скважин, нефтепереработки на 90-95 процентов покрывает потребности отрасли.

— Но малым предприятиям трудно пробиться к корпорациям.

— Именно поэтому у себя в республике мы и занялись их объединением — создали консорциум предприятий обеспечения жизненного цикла объектов нефтегазовой отрасли — от подготовки кадров и науки до строительства и обслуживания. Отдельное предприятие может предложить свой продукт «Роснефти», «Башнефти» или «Лукойлу», но таким компаниям интереснее работать с крупным интегратором, предоставляющим полный набор услуг. Мы продвигаем консорциум как единое башкирское предприятие, способное выйти на рынок наравне с крупными игроками и побеждать в открытых конкурсах. Конечно, мы сталкиваемся с проблемами, но они меньше, чем проблемы, которые возникают у каждого предприятия в отдельности.

— Аналогичный консорциум в Башкортостане создан и в сфере малотоннажной нефтехимии.

— Без преувеличения могу сказать, что республика стоит в авангарде развития малотоннажной нефтехимии в России. И этот процесс мы начали давно. Еще на прошлогоднем форуме «Большая химия» Президент Башкортостана Рустэм Хамитов поставил масштабные задачи по  техническому перевооружению и модернизации нефтехимических производств. Если мы ее выполним, то валовой региональный продукт республики вырастет на сотни миллиардов рублей. Чтобы показать важность вопроса, приведу всего одну цифру. На покупку за рубежом продукции малотоннажной нефтехимии в нашей стране ежегодно тратится порядка триллиона рублей. Если работать в направлении импортозамещения и производить то, что мы потребляем, то, я уверен, можно обеспечить заметную дополнительную положительную динамику в экономическом росте. Здесь скрыты огромные резервы.

Крупному бизнесу неинтересно переходить на малотоннажную переработку высоких переделов. Им интересен крупнотоннажный продукт: понятный рынок, понятная конъюнктура. Малотоннажная нефтехимия — ниша для небольших предприятий. Однако у них постоянно возникают барьеры от сбыта продукции до снабжения сырьем. Или крупный производитель сырье не продает, или продает по той же цене, по какой отправляет его зарубежным покупателям за тысячи километров.

Здесь тоже необходимо государственное лоббирование интересов малых предприятий и поиск компромиссов с крупным бизнесом. У нас есть программа по снижению налоговой нагрузки, есть государственная инвестиционная политика, которая создает благоприятный для бизнеса климат. Нам есть что предложить крупным компаниям в ответ на встречные действия.

— В прошлом году обсуждалась идея создания лабораторной площадки при Институте нефтехимпереработки в Уфе. На какой стадии проект?

— В конце апреля там заработает Центр коллективного доступа к высокотехнологичному оборудованию. Вначале участники кластера малотоннажной нефтехимии создали некий виртуальный центр коллективного доступа: договорились о совместном использовании уже имеющегося оборудования. Затем они составили компромиссный список необходимой техники и закупили ее с привлечением средств федерального и республиканского бюджета в объеме порядка 250 миллионов рублей. С запуском лабораторно-экспериментальной площадки кластер получит мощный ресурс для развития.

Словом, у нас есть не только возможности и желание развивать нефтегазохимию по всем направлениям. У себя в республике мы этим активно занимаемся. Я уверен, что при наличии государственной воли Россия способна обеспечить себе полную технологическую безопасность. Вопрос в том, чтобы повернуть в эту сторону всех участников процесса, включая малые предприятия и крупные корпорации. Будем говорить об этом на форумах. Время пришло.

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть