Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Рустэм Хамитов: «Единый центр власти — это всегда надежнее»

Пару недель назад Счетная палата объявила итоги проверки расходования бюджетных средств в Башкирии при правлении бывшего главы региона Муртазы Рахимова. Нарушений выявили на 22,653 млрд руб., это примерно 20% бюджета республики. Вслед за этим Рахимову начали припоминать темную историю приватизации предприятий башкирского ТЭКа. Республика почти год живет при новой власти, но, судя по просачивающейся в прессу информации, прежнее руководство настойчиво вмешивается в дела региона. О том, что на самом деле происходит в регионе, какие отношения у новой власти с Муртазой Рахимовым, что президент республики будет делать с приватизированным ТЭКом и чего ждать от итогов проверки Счетной палаты, в интервью РБК daily рассказал Президент Республики Башкортостан Рустэм Хамитов.

— Рустэм Закиевич, месяц назад президент провел в Уфе заседание Президиума Госсовета о мерах по укреплению межнационального согласия. Местом проведения этого заседания республика была выбрана неслучайно. Во время правления вашего предшественника из региона периодически приходили тревожные новости о межэтнических конфликтах. Какова ситуация сейчас, на ваш взгляд?

— Ситуация спокойная, ровная. Если сравнивать с тем, что было год назад, безусловно, сегодня все намного спокойнее. Это связано с тем, что люди видят, что мы стараемся проводить очень взвешенную политику, безо всяких резких отклонений. Люди понимают, что мы сегодня взяли на себя обязательства очень сложные — в части повышения зарплаты, обеспечения людей жильем, предоставления работы. А такая деятельность требует и спокойствия в республике, и тишины для привлечения инвесторов. И все понимают, что лучше заниматься экономикой. Поэтому для республики сегодня проблема обострения межнациональных отношений в какой-либо форме практически отсутствует.

— В 2009 году состоялась сделка по продаже активов башкирского ТЭКа. Насколько сейчас сложнее заниматься наполнением регионального бюджета и, соответственно, выполнением экономических обязательств?

— Вы знаете, я не могу сказать, что продажа основных активов республики ухудшила экономическую ситуацию. Нет. И «Башнефть», и «Газпром нефтехим Салават», и Уральская горно-металлургическая компания на территории республики работают достаточно стабильно, налоговые платежи идут в полном объеме. Собственно, так это было и три года назад, и какого-то изменения ситуации мы не наблюдаем. Более того, мы предполагаем, что на базе салаватских предприятий будет создан российский кластер газовой химии. Мы сейчас обсуждаем вопросы поставок сырья в Салават, чтобы производить дополнительное количество этилена и наращивать мощности. Помимо этого предполагается строительство предприятий по выпуску из крупнотоннажной химии конечной продукции. «Башнефть» также активно приступает к модернизации своих мощностей на Новоуфимском НПЗ и Уфимском НПЗ. Суммарно только в этом году на реконструкцию существующих установок будет направлено до 15 млрд руб. УГМК ведет большую работу по освоению нового месторождения Юбилейного и соответствующей шахты. Так что все инвесторы и предприятия работают активно. И нам, как говорится, грех жаловаться.

— Хочется задать личностный вопрос об отношениях с прежним руководством республики. Муртаза Рахимов продолжает занимать руководящий пост в Башкирии — он возглавил благотворительный фонд, в который ушли деньги от приватизации башкирского ТЭКа. Это крупнейший финансовый институт в республике. Как удается с ним взаимодействовать?

— Вы знаете, у каждого, как говорится, своя судьба, своя задача. Я отвечаю за республику, с меня спрос за все, что происходит в Башкирии, как с президента. Рахимов сегодня на пенсии. У него действительно есть этот фонд, и он какие-то работы пытается финансировать. Но у нас есть договоренность с нашими бюджетными организациями, что деньги они получают только из бюджета республики. А если речь идет о получении денег из фонда, то это в обязательном порядке должно быть согласовано со мной. Тем более, когда речь идет о крупных суммах. Так что мы ситуацию контролируем. Мы все понимаем, все знаем. И собственно меня это от работы не отвлекает.

— Но вы собираетесь своих людей вводить в правление фонда?

— Нет, у нас не получилась такая форма общения (с Рахимовым. — РБК daily). Поэтому мы теперь уже в этот фонд предлагать своих представителей не будем. Нас, правительство республики, эти деньги практически не интересуют. Мы живем своей жизнью, а фонд — своей.

— Вопрос не совсем в вашей компетенции, но, тем не менее, хочется узнать ваше отношение к этой теме. Сейчас Счетная палата выявила крупные коррупционные нарушения при правлении Муртазы Рахимова. При проверке выяснилось, что у контрольного ведомства много вопросов и к приватизации предприятий башкирского ТЭКа. Насколько, на ваш взгляд, возможны юридические последствия для Рахимова по итогам проверок?

— Счетная палата не изучала ситуацию, связанную с приватизацией предприятий. Она выдала нам предписания и потребовала навести порядок, которого не было в последние два года в части строительства объектов на бюджетные деньги, строительства без конкурсных процедур, в части отсутствия даже проектно-сметной документации…

— И такое было?

— Да, такое было. Мы сейчас уходим от той практики. У нас сегодня совершенно другие подходы. Мы сформировали совершено ясную и четкую позицию в этих вопросах. Мы должны исправить предыдущие ошибки. Это большая и не очень приятная работа, но ее надо делать. Иначе десятки и даже сотни построенных, полупостроенных и находящихся в начальной стадии строительства объектов просто придут в негодность. Их сейчас надо возвращать в правовое поле.

— Этот процесс, как я понимаю, связан с «очищением» власти от чиновников, которые были связаны с коррупционными схемами?

— Этот процесс, прежде всего, связан с формализацией процедур, которые должны предшествовать началу строительства. А что касается ротации кадров, это вполне естественный процесс, и я хочу сказать, что, конечно, он будет продолжаться. Одновременно заявляю, что никого на улицу мы не отправляем: все, кто уходит из власти, из властных структур, находят себе работу — в педагогической, научной, производственной сферах.

— С премьером в этом смысле вы до сих пор не определились? Так и тянете две лямки?

— Я по-прежнему подхожу к этому достаточно спокойно. Сегодня и элита республики понимает, что единый центр власти — это всегда надежнее, это всегда компетентнее с точки зрения принятия решений. И разговоры в республике о том, что нужен премьер, практически завершились. Хотя, безусловно, премьер будет. Это просто дело времени.

— На последнем заседании президиума Госсовета на Саяно-Шушенской ГЭС, посвященном вопросам электроэнергетики, президент России дал указание региональным властям разобраться с тарифами на электроэнергию и сдерживать их рост для населения. Насколько серьезна ситуация в республике с ценами на электричество?

— В республике ситуация непростая. Это связано с тем, что долгие годы «Башкирэнерго» была самостоятельной и не входила в структуры РАО «ЕЭС России». Когда 1 января текущего года вступил в силу закон о том, что должно присутствовать только рыночное ценообразование, и «Башкирэнерго» начала реализовывать продукцию на оптовый рынок, республика, безусловно, столкнулась с резким скачком цен на электроэнергию. Для населения цены поднялись на 10%, для крупных предприятий — на 30—35%, а для средних и малых предприятий — на 35—40%. Дополнительные расходы бюджета на такой скачок цен могут достичь 2 млрд руб. У нас таких денег в бюджет не заложено, поэтому мы оказались заложниками ситуации.

Сейчас мы ситуацию отрабатываем с Минэнерго. Министерство идет навстречу нам, мы ищем варианты. Скорее всего, будет принят вариант о том, что мы не одномоментно совершим переход на оптовый рынок, а в течение двух-трех лет. 16 марта наша ситуация рассматривалась в правительстве России. В ближайшие дни решение будет найдено, тарифы будут снижены. Полагаю, тут и «Башкирэнерго» должна будет пойти навстречу, поскольку долгое время предприятие работало в качестве монополиста и получало большие доходы, даже сверхдоходы. Так что сейчас мы ситуацию рассматриваем во всех ее аспектах.

— 14 марта Дмитрий Медведев дал указание генпрокурору проверить все сигналы о незаконных игорных заведениях, появляющиеся в Интернете. Есть такая проблема в Башкирии?

— Есть такая проблема. Я на нее обратил внимание еще в сентябре прошлого года, дал жесткое указание МВД республики закрывать клубы. Было много жалоб в Интернете, в письмах жителей о том, что в массовом порядке открываются игорные заведения, завуалированные под игровые карточные клубы. К сожалению, мы видим и на уровне местных властей, и на уровне правоохранительных органов слабую реакцию. Иногда даже в шаговой доступности от райотделов милиции, администраций действуют такого рода заведения… Это говорит только об одном: проблема стала комплексной, и имеет большой масштаб, и, к сожалению, в ряде случаев прикрывается нечистоплотными сотрудниками правоохранительных органов и городских, и районных администраций. Проблема непростая, мы знаем о ней, работаем, больше клубов закрываем, чем открывается, но жажда легких денег сводит с ума многих — и этих псевдобизнесменов, и правоохранителей, и даже представителей властных структур…

— В этом смысле предложение ужесточить наказание…

— Я поддерживаю двумя руками. Поскольку то, что делают эти игровые салоны с людьми, иначе как преступлением не назовешь.

— Поскольку заговорили о правоохранительной системе, переход от милиции к полиции как-то сказывается в Башкирии?

— Нет, не сказывается. Мы в ежедневном режиме обсуждаем эту тему с министром внутренних дел республики и понимаем, что в переходный период ни в коем случае нельзя допустить, чтобы правоохранительная система как-то ослабла. Мы на сегодняшний день не видим отрицательных последствий. Проводя заседания и совещания при президенте республики, мы обсуждаем эту тему, и хочу сказать: МВД республики работает очень устойчиво.

— Кремль сейчас особое внимание уделяет проблеме трудоустройства граждан. На это подвигает начатая президентом модернизация. Какова ситуация в Республике Башкортостан с безработицей?

— В республике ситуация с безработицей не очень хорошая. По оценкам МОТ, уровень безработицы достигает порядка 8,5—9%. Официально на бирже труда состоят около 40 тыс. человек. Это много. У нас около 100 тыс. человек вахтовым методом работают в Сибири на нефтяных газовых промыслах. Но особенно тяжела ситуация в сельской местности. Там не хватает работы, и сегодня уровень недовольства населения этой проблемой высок. Мы это понимаем. И накануне, обращаясь к Курултаю (Госсобрание республики. — РБК daily), я на этой теме остановился более детально и потребовал, чтобы мы более активно занимались развитием малого бизнеса для трудоустройства людей. Проблема эта непростая. Но в то же время мы знаем, как последовательно выходить из нее.

— По поводу недовольства населения. 13 марта в стране прошли региональные выборы. Эксперты отметили определенный рост протестных настроений. В частности, это сказалось на результате «Единой России». Что в Башкирии с протестной активностью?

— После вступления в должность я увидел, что протестные настроения среди населения существуют, и пришел к выводу, что во многом это связано с разрывом между властью и народом. В Послании депутатам Курултая я сформулировал, что власть должна работать для людей, что люди должны принимать активное участие в политике и что нам нужно восстановить доверие народа, если мы хотим удержать спокойную ситуацию в  республике. Мы сегодня активизируем такую работу, и я сам лично провожу открытую политику, направленную на улучшение жизни людей, а не на обогащение кучки деятелей, которая крутится во власти или около нее.

Последние выборы, которые прошли 13 марта, показали, что мы имеем кредит доверия у людей. Выборы прошли организованно, явка была очень высокой. Депутаты от «Единой России» получили значительное количество голосов — 80—85%. Я это расцениваю как доверие людей к нашей новой власти. Я везде говорю, что мы — власть честная, мы — власть не коррумпированная, мы — власть ответственная. Мы люди, работающие для людей. У нас ни при каких условиях не будет жульничества, воровства, распродажи госактивов по дешевке. Мы ориентированы на то, чтобы улучшать жизнь людей.

— По поводу открытости: вы, по-моему, даже ЖЖ ведете сами?

— Да, это один из элементов моего общения с людьми. Я состою в ежедневной переписке со своими блоггерами. Много их предложений реализовано. Два блоггера уже работают у меня: один стал председателем государственного комитета по предпринимательству и туризму, а второй занимается аналитической работой, связанной как раз с нашей деятельностью в Интернете.

— На прошлой неделе Дмитрий Медведев дал распоряжение главе контрольного управления Константину Чуйченко продумать возможность для губернаторов увольнять мэров, если будут выявлены нарушения в сфере ЖКХ, в том числе организациями. Есть у вас претензии сейчас к вашим муниципалам? Понимаю, что без проверки сказать, может быть, сложно…

— Да, будет проверка, тогда все и выявится. Внешне у нас все выглядит неплохо. Мы на хорошем счету и в Минрегионе, и в Фонде реформирования ЖКХ. Вполне могут быть, конечно, и отклонения, но это покажет проверка.

— Фактически губернаторы уже приступили к формированию своих списков на выборы в Госдуму, с каким настроением вы подходите к этому процессу? Вам ведь достались депутаты и сенаторы, которые пришли еще при прежнем руководстве. Не секрет, что многие главы регионов предпочитают серьезно обновлять списки своих кандидатов.

— За эти месяцы сенатор от исполнительной власти уже второй раз будет меняться. Первый мой назначенец, Айрат Гаскаров, будет работать вице-президентом Сбербанка. Он крупный специалист в области пластиковых платежных систем. И ко мне обратился Герман Греф с просьбой отпустить Гаскарова из Совета Федерации для работы в Сбербанке. Это совпадало и с желанием самого Айрата Рафиковича. И я надеюсь, что один из первых пилотных проектов по внедрению универсальной электронной карты будет реализован в Республике Башкортостан.

Гаскарова сменил Анатолий Бондарук. У него бизнес в республике, связанный с АПК, с лесным хозяйством, с химическим производством. Буквально в апреле он запускает новое предприятие по производству минерального утеплителя. Это очень деятельный и крупный человек в регионе. Одновременно он был председателем республиканской ТПП. Мне жалко с ним расставаться, но, думаю, в Совете Федерации он будет вести лоббистскую работу в хорошем смысле этого слова на пользу республике.

Что касается состава депутатов Госдумы от республики, конечно, он будет обновляться. Потому что сегодня совершенно точно нам нужны депутаты работающие, которые приносят пользу республике, помогают партии «Единая Россия», привлекают инвесторов, создают соответствующую законодательную среду. Среди действующих депутатов есть активные, инициативные люди, думаю, что было бы правильно их оставить. Но есть и люди, которые не показали себя с какой-либо позитивной стороны. Значит, будем освобождаться от них… Думаю, минимум половина депутатского корпуса будет ротирована.

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть