Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.39 ↓

EUR 68.24 ↑

9 декабря Пятница

Уфа   °

Сергей Лаврентьев: «Всероссийская перепись населения покажет объективную картину развития Башкортостана»

Кампания по подготовке к Всероссийской переписи населения набирает обороты. Агентство "Башинформ" попросило прокомментировать некоторые актуальные проблемы, с которыми придется столкнуться в ходе ее проведения, Государственного советника при Президенте Республики Башкортостан Сергея Лаврентьева.

«Перепись населения это достаточно привычное, можно сказать рутинное мероприятие. Задача органов государственной власти в нем заключается в организации работы переписчиков и последующем подсчете результатов. В Республике Башкортостан никто не собирается превращать ее в тотальную мобилизацию населения. Мы живем в демократическом обществе, и каждый гражданин вправе самостоятельно, на основе своего жизненного опыта относить себя к той или иной национальности, социальной группе, вероисповеданию. Мы настроены на то, чтобы люди получили объективную, правдивую информацию об истории своей семьи, своей малой родины. И заниматься этим должны компетентные специалисты – историки, демографы, социологи.

Вместе с тем мы отмечаем, что есть силы, пытающиеся раскачать ситуацию, политизировать вопросы, которые должны решаться спокойно и в рамках существующих правил. Почему то именно из Казани инициируются различного рода политические заявления и акции, которые искусственно нагнетают ситуацию вокруг переписной кампании. Если есть какие-то проблемы, то их всегда можно решить в спокойной рабочей атмосфере, без излишнего ажиотажа.

По своему образованию и по роду деятельности постоянно общаюсь с историками. Послушаешь башкирских специалистов, они говорят и пишут, что происходит ассимиляция башкир. Почитать татарских авторов, они твердят, что в республике татар записывают башкирами. Споры эти слышу не одно десятилетие, поэтому пришлось собрать подробную информацию из накопившихся за последнее столетие публикаций и источников. Тем людям, которые желали бы действительно разобраться в этом, рекомендую начать, как минимум, с изучения материалов и источников XIX века. Строительство этноса, нации это дело достаточно долгое, поэтому за последние 100 – 150 лет изменения не носят кардинального характера.

В частности, интересны документы по землевладению в Оренбургской и Уфимской губерниях и материалы Всероссийской переписи 1897 года. Тогда «заинтересованных» доброхотов, желающих увеличивать число «своей» нации ещё не было и люди без всякого влияния извне определяли, какой язык является для них родным. По всей Уфимской губернии, в составе которой тогда были Златоустовский, Уфимский, Стерлитамакский, Белебеевский, Бирский и Мензелинский уезды, 41 процент населения говорили на башкирском, 8,4 процента – на татарском, 1 процент – на мишарском и 1,8 процента – на тептярском языках. Суммируйте эти цифры. Они очень близки к совокупному показателю башкир и татар в современном Башкортостане. А в 1897 году людей никто не принуждал считать себя башкирами, а язык свой – башкирским.

Логичен вопрос: что стало с мензелинскими башкирами, составлявшими всего сто лет назад 32,4 процента населения уезда? Аналогичная ситуация была в Белебеевском уезде, где на башкирском говорили 53,8 процента населения, и Бирском – где 52,7 процента родным признавали башкирский.

Поэтому когда кто-то апеллирует к материалам только одной переписной кампании, то допускает осмысленное искажение действительности. Ситуацию надо оценивать, используя данные всех проведенных переписных кампаний.

Давайте посмотрим динамику цифр переписей, которые проводились в советский и постсоветский периоды. К 1926 году наблюдается резкий спад численности башкир из-за последствий передела региональных границ, гражданской войны, засухи, голода, эпидемий. Без аргаяшских башкир (почти 41 тыс. человек) башкиры в Автономной Башкирской ССР составляли 22,8%, русские – 40,3%, татары – 18,0%, мишари – 4,3%, тептяри – 0,9%.

В 1939 году по итогам переписи из 3158969 человек в БАССР башкир насчитывалось 21,2%, русских – 40,6%, татар – 24,6%. В состав татар были включены мишари и большинство тептярей.

По данным переписи 1979 года доля татар в республике составляла 24,5%, по данным 1989 года вдруг подскочила и стала 28,4%, а в 2002 году вернулась к тому, что было в 1979 году – 24,1%. А у башкир? В 1979 году они составляли 24,3% населения, в 1989 году их доля заметно снизилась до 21,9% процента, а в 2002 году возросла – 29,8%. 1989 год был крайне сложным во всех сферах и отношениях. Эта сумятица при активной «помощи» крикунов всех мастей, которых в татарском народе метко прозывают «красными ртами», повлияла и на результаты самоидентификации башкир, особенно западных. В последующие годы успешное развитие республики в условиях самостоятельности сыграло роль и в духовной жизни граждан Башкортостана, не в последнюю очередь и в укреплении национального самосознания всех без исключения народов, населяющих республику. В Башкортостане никто не наблюдает массового исхода татар, они не испытывают дискомфорта. Просто башкиры, разговаривающие на языке, близком татарскому, больше стали интересоваться прошлым своего рода, деревни, дедов и прадедов и начали вновь обретать свое исконное, башкирское национальное самосознание.

Вот здесь мы и должны обстоятельно изучить причины размывания четких критериев национальной идентичности у народов в советский период.

Здесь много аспектов. Сегодня выдвигают аргумент, что если человек говорит на татарском языке, то он татарин. Знаете, различия между разговорным башкирским и татарским языками меньше, чем между русским и белорусским. Вы можете проехать от Урала до Волги и не ощутить языкового барьера. Но литературный язык отличается уже заметно. В Башкортостане, например, не каждый татарин полностью поймет фразу на таком «правильном» языке. В то же время и башкирский литературный, образованный на основе бурзянского диалекта, особенно для западных и северо-восточных башкир, тоже создает определенные трудности.

Вроде бы деталь эта сама по себе и не так важна, но в совокупности с другими факторами она создала серьезнейшую проблему. До середины XIX века в тюркской среде Поволжья, Урала, Средней Азии письменным литературным языком был чагатайский. По мере развития капитализма в России татары стали выделяться как наиболее активная мобильная часть в тюркской среде. Используя свое положение полноправных граждан Российской Империи и традиционно сложившиеся связи в тюркском мире, они смогли, за счет активной торговли, быстро нарастить свои экономические ресурсы. Стала усиливаться потребность в грамотных работниках, появилась возможность развивать письменную культуру, возросло количество пожертвований на строительство мечетей и медресе. В итоге татарский язык стал теснить устаревающий чагатайский.

Башкирский литературный появился только в 30-х годах ХХ века. Почти сразу же его создатели попали под молох сталинских репрессий. Поэтому его распространение в республике было затруднено. Переход к всеобщей грамотности поставил западных башкир перед выбором: согласиться на принятие письменного языка на основе казанского или бурзянского. Для большевиков было проще проводить массовую ликвидацию неграмотности на основе уже сформированных и массово выпускавшихся учебников, привлекая татарских учителей. Вот и получилось, что Мензелинск как традиционный экономический и культурно-административный центр западных башкир стал райцентром в Татарской АССР, первые учителя обучали грамоте на татарском и в сохранившихся мечетях также проповедовали на татарском.

О том, насколько это оказало свое влияние на этнополитическую ситуацию, может свидетельствовать хотя бы такой факт. К 1920 году в Мензелинском уезде Уфимской губернии, отнесенном тогда к составу только что образованной ТАССР, насчитывалось 156789 башкир. Через 6 лет их оставалось 1752 человека. На этот процесс повлияли многие факторы, главным из них было волевое решение властей. Поэтому нельзя согласится с позицией М.Ш. Шаймиева, прозвучавшей на радио «Азатлык», о том, что существует угроза татар силой переписать в башкиры. Скорее наоборот, происходит ремиссия национального самосознания после десятилетий командно-административного произвола.

Уверен, что М.Ш. Шаймиев прекрасно знает шежерэ, в котором описана история его рода тептяр, арендаторов земли у башкир Мензелинского уезда. Потомки этих самых мензелинских, в том числе актанышских башкир по-прежнему живут в тех же деревнях, что и их предки.

Но это только сейчас шежерэ вышли из подполья и больше не рассматриваются как подрывные материалы. По своему характеру они не только были исторической летописью родов, но, самое главное, выполняли роль удостоверяющих документов на общинные вотчинные земли у башкир, что советской властью считалось идеологически вредным. Во-первых, большевики стремились переписать отечественную историю под свои каноны, и источники, которые им не соответствовали, были не нужны. Во-вторых, было недопустимо само упоминание об имущественных правах на землю.

Поэтому выросло несколько поколений, которые и не знали своей родословной. Сейчас у нас в республике мы отмечаем всплеск огромного интереса к истории своей семьи. Причем не только у башкир. Те же праздники шежерэ заставили и представителей других народов вернуть из небытия память о своих предках. Предыдущая перепись уже показала, что в сознании людей возрождаются, уже казалось, забытые этнические группы – мишари, тептяри, крешены, старообрядцы. Это естественный выбор людей. Восстановление их кровной связи со своими предками.

Идет возрождение интереса к своему языку, реанимируется самосознание. Такие процессы были и у других народов. Например, в XVIII веке чешский язык в Австро-Венгрии был на грани вымирания. Потребовались столетние усилия нескольких поколений «будителей», вплоть до 1873 года, чтобы возродить чешскую национальную культуру, восстановить книгопечатание и ареал распространения чешского языка. Но даже в тот сложный период у чехов оставалось свое самосознание, своя самоидентификация, в том числе и у тех, кто кроме немецкого и не знал другого языка.

Сейчас идет восстановление исторического пространства, на котором развивался и активно использовался башкирский язык. Для этого созданы все условия и нет нужды естественный процесс превращать в изнурительную борьбу. Если сохраняются культурные архетипы, культурная элита, то национальное самосознание не заглушить.

У нас никого не удивляет, что есть башкиры, которые в основном разговаривают и думают на русском. В башкирских деревнях живут русские, которые чаще разговаривают на башкирском. Но все они имеют устойчивое самосознание. Почему любого башкира или русского, которые говорят на татарском, надо неизменно убеждать, что они должны записаться татарином? Мы не сомневаемся, что люди разберутся в своих исторических корнях.

Жизнь течет по своим канонам и никакие вольные и невольные фальсификации не могут в корне изменить ход истории. Убежден, что ответственные политики найдут возможность спокойно и конструктивно решать возникающие проблемы во благо всех народов нашей страны».

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть