Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Сергей Лаврентьев: "Пока власть успешна в развитии экономики и сохранении социальных гарантий - оппозиция никому не интересна"

Более 20 лет наша партийная система переживает стадию трансформации и становления. Прошедшие выборные кампании показали, что этот процесс далек от завершения. Более того, в последнее время в прессе часто пишут о возврате к однопартийной системе, имея в виду явное доминирование "Единой России" на отечественной политической сцене. Своими размышлениями по этому поводу с агентством "Башинформ" поделился известный политолог, Государственный советник при Президенте РБ по развитию гражданского общества Сергей Лаврентьев.

— Сергей Николаевич, можно ли сегодня говорить о российской партийной системе как о сложившейся реальности?

— На мой взгляд, мы можем говорить о доминирующих тенденциях в развитии российской политической системы. К ним можно отнести: персонификацию электоральных предпочтений, даже в условиях голосования за партийные списки; доминирующее положение "Единой России"; постепенную, но пока неуклонную утрату КПРФ своей электоральной базы; стабилизацию числа сторонников ЛДПР; перманентный кризис партийных проектов праволиберальной направленности; наличие партий второго уровня ("Справедливой России", "Патриотов России", "Яблока"), которые способны добиться локального успеха в случае, если местные лидеры более крупных политических объединений допускают серьезные просчеты в своей деятельности.

При наличии таких базовых факторов спорными выглядят утверждения, что мы близки к созданию однопартийной системы. Во-первых, партийное пространство не монополизировано и появляются новые проекты. Во-вторых, существующие сегодня партии далеки от уровня подлинно самостоятельных политических сил, а значит, не могут считаться институционализированно устоявшимися. На федеральном уровне "Единая Россия" воспринимается как сила при Владимире Путине, готовая поддержать любое начинание премьер-министра и рассчитывающая на его высокий авторитет и рейтинг, которые без проблем позволят решить все задачи на очередных выборах. В Башкортостане к этому прибавляется популярность и устойчивая поддержка жителями республики Президента Муртазы Рахимова. Не секрет, что именно поэтому на выборах всех уровней "Единая Россия" у нас добивается монопольно высоких результатов.

— Достаточно ли этого для "партии власти"?

— Думаю, нет. Почивать на лаврах прошедших побед легко и приятно. Но давайте не забывать уроков прошлого. В 1993 году у нас великолепный результат получила Аграрная партия. Казалось, что факторы ее успеха незыблемы и позволяют уверенно прогнозировать, что и в дальнейшем она будет устойчиво занимать свою нишу. Как видим, этого не произошло. Может ли такой казус случиться с нынешними партиями, которые представлены на всех уровнях власти? Если не прилагать усилий для повышения своего авторитета среди различных социальных групп, то это просто неизбежно.

— Вообще, можно ли сегодня говорить о популярности политических партий в российском обществе, как это было 10-15 лет назад?

— Как это ни парадоксально, но сегодня партии интересны избирателям не столько своими политическими программами и имиджем, сколько конкретикой неполитических проектов. Кризис во многих странах вызвал рост политических протестов самых разных социальных групп. В ряде стран мы наблюдаем не просто экономические трудности, а переформатирование политического пространства. Ряд политиков и экспертов уже больше полугода обещает, что в ближайшее время нас ждут политические потрясения.

Прогноз о росте протестной активности в связи с ухудшением экономической ситуации не оправдывается. Наоборот, данные социологических опросов показывают, что произошла деполитизация общества. Особенно это видно на примере муниципальных образований. В отличие от ситуации конца 80-х годов прошлого века на местных выборах уже не воспринимают кандидатов, которые идут исключительно под политическими лозунгами. Сегодня востребованы депутаты и руководители исполнительных органов, которые являются даже не хозяйственниками, а хозяевами. Таких запоминают надолго и обращаются к ним за помощью даже в том случае, когда они перестают занимать выборные посты.

На муниципальном уровне уже неприемлемо говорить о "местной политике". Она вне фокуса интересов избирателей. Чего они хотят от местной власти? Порядка на улицах, контроля над деятельностью работодателей, безопасности, качественного медицинского обслуживания и образования для своих детей, но, прежде всего, сохранения устойчивого уровня жизни. При этом надо отметить, что к власти за помощью обращаются малоимущие. Те, кто нацелен зарабатывать, все больше опираются на свои силы. Относительное большинство наших сограждан уже адаптировалось к переменам, которые произошли в стране за последние полгода. И Башкортостан здесь не исключение. Мы создали условия и в городе, и на селе, при которых человек, нацеленный на работу, ее находит. С марта у нас стабилизировался уровень безработицы, и оценка общественных настроений показывает, что особой радикализации ситуации не происходит.

— Вы считаете, что у нас нет социальной основы для деятельности радикальных партий?

— Именно так. Сегодня нет существенных предпосылок для изменения соотношения результатов на выборах. Но отмечу, это — сегодня. Завтра будут укрепляться позиции тех партий, которые в сложных условиях кризиса продемонстрируют своим согражданам, что в своей деятельности они исходят из понимания насущных интересов людей, социально ответственны, решают конкретные острые социальные и экономические проблемы. Именно решают, а не декларируют направления своей деятельности.Такие люди думают не о том, как будут выглядеть в газетных рейтингах, а о насущных проблемах каждой деревни, каждого предприятия.

Сегодня не актуальны теоретические споры. За прошедшие 20 лет многопартийных выборов люди убедились, что самые красивые лозунги ничего не стоят, если за ними не стоят практики, имеющие опыт, способные навести порядок в городском хозяйстве или сельском районе.

— Тогда вообще можно ли сегодня говорить о наиболее популярной идеологии в обществе?

— Сегодня в республике, как впрочем и в масштабах всей страны, самой популярной идеологией, вопреки утверждениям сторонников "левого поворота" в отечественной политике, является не социализм или коммунизм, а национальный консерватизм. В сознании людей это — защита традиционных ценностей, национальной независимости и самостоятельности. По данным ВЦИОМ, такому подходу отдали предпочтение 33 процента опрошенных. Весь спектр "левых, социалистических идей, социальной справедливости, равенства, защиты интересов людей труда, антиглобализм", собрал симпатии 24 процентов опрошенных (среди пенсионеров левых больше — 30 процентов). Замыкает триаду традиционных идеологий правый либерализм, чьи сторонники (их оказалось 17 процентов) определяют себя адептами "правых, либеральных идей, экономической свободы, прав человека, политической демократии, сближения с Западом". Но заметьте, 26 процентов опрошенных ни одна из классических идеологий не привлекла.

— Означает ли это, что у оппозиционных сил есть шансы занять свою общественную нишу?

— Любые новые проекты, которые сейчас запускаются, особенно оппозиционные, построены на уровне посылки, что сейчас можно как-то активизировать людей, аккумулировать их протестную энергию, использовать ее для своей поддержки. Но такое понимание ситуации ошибочно. Люди занимаются личным устройством, устройством собственной судьбы, а не выходят на улицы, не протестуют, поскольку не считают это рациональным способом решения проблем.

Самые успешные наши политики — Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Муртаза Рахимов — воспринимаются как люди, которые могут решить проблему. Те же, кто играет в оппозицию, — КПРФ либо какая-то другая партия, не воспринимаются в таком качестве. Поэтому энергетической подпитки и, разумеется, подпитки протестной не происходит. Пока власть успешна, прежде всего, в развитии экономики и сохранении социальных гарантий — оппозиция никому не интересна. Пока все смотрят с надеждой на Правительство, Президента, на оппозицию никто не взглянет. Другие политические партии смогут получить поддержку только если власть не справится. Люди устали от экспериментов. Мы просто хотим жить без потрясений, без кризисов, развиваться. Пока это происходит, общество теряет интерес ко всем идейно-политическим течениям: левосоциальному, праволиберальному и консервативно-патриотическому.

Людей, понимающих, что решение их проблем лежит вне политической плоскости, в республике большинство. Они не считают смену власти способом избавления от кризиса, так как не ждут, что новая власть будет лучше нынешней. Поэтому, по мнению экспертов, сегодня происходит отток сторонников даже не от какой-то конкретной политической силы, а от политики вообще. Поэтому и оценки местной власти ставятся не с позиций поддержки левой или правой идеологии, а по принципу — насколько лучше стало в социально-экономическом плане, больше справедливости, больше порядка или нет. И любые местные выборы у нас остаются по сути референдумом, определяющим отношение общества к власти: за или против.

— Сергей Николаевич, насколько оправдан тезис "если не будет оппозиционных партий, власть рискует остаться один на один с уличной стихией"?

— На митингах, шествиях, в пикетах мало стихийности. Все организуется, зачастую оплачивается. Поэтому спорно, что энергию людей надо обязательно направлять в политическое русло. Здесь, на мой взгляд, гораздо лучше могут проявить себя институты гражданского общества, которые в состоянии методами, более близкими и понятными большинству, помочь в решении конкретных проблем. Я имею в виду, что неполитические действия сегодня больше востребованы и лучше оцениваются нашими избирателями. Поэтому на местных выборах мы с вами скорее увидим не представителей оппозиции, а деятельных общественников, как существенных оппонентов кандидатам от "Единой России".

Вот чтобы этих активных людей не выталкивать без нужды в политическое пространство, и создается у нас площадка для развития социальной инициативы — Общественная палата. Те, кто в нее войдут, не могут быть депутатами или работниками структур исполнительной власти. Они получают автономию от политических партий, но им не закрывается путь к сотрудничеству. Такие активисты смогут еще раз продемонстрировать, что сила партий не в центральных структурах, а в деятельности первичных организаций. А политическая власть, в том числе и уже набивший оскомину "административный ресурс" — это ответная поддержка избирателями тех институтов, которые убедительно продемонстрировали свое умение и стремление повышать качество жизни людей.

Теги: партии
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть