Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 64.15

EUR 68.47

5 декабря Понедельник

Уфа   °

Вадим Кулеша: "У меня всегда была и есть цель в жизни"

8 июня один из наиболее известных белоречан, лауреат Государственной премии Российской Федерации, почетный гражданин города Белорецка, доктор технических наук, профессор Вадим Анатольевич Кулеша отмечает солидный юбилей. Ниже публикуем интервью с юбиляром.
- Вадим Анатольевич, вам 75. А на сколько лет вы себя ощущаете?
...

8 июня один из наиболее известных белоречан, лауреат Государственной премии Российской Федерации, почетный гражданин города Белорецка, доктор технических наук, профессор Вадим Анатольевич Кулеша отмечает солидный юбилей. Ниже публикуем интервью с юбиляром.

— Вадим Анатольевич, вам 75. А на сколько лет вы себя ощущаете?

— На сколько? Я как-то никогда об этом не задумывался. Сколько себя помню, все время в движении, куда-то бегу, словно боюсь не успеть. По-прежнему активно занимаюсь спортом, в частности, плаваю в бассейне. И это позволяет до сих пор сохранять интерес к работе.

— Это, наверное, наследственное?

— Возможно. Кулеши появились в Белорецке в 1915 году. Мой дед с 12 детьми и женой бежал от голода Первой мировой войны из Западной Белоруссии. Есть там такой городок Пружаны. По профессии он был лесник. И здесь, на Урале, оказался востребованным. Поселились мои предки в Белорецке, в Нижнем селении, около будущего Дворца культуры сталепроволочников. Правда, дедушка и бабушка умерли рано, я их не помню. Впрочем, как большинство моих дядей и тетей тоже не дожили до преклонных лет. Хотя одна из сестер моего отца Надежда в свое время была очень знаменита. До войны и во время нее она оказалась первой и единственной женщиной — машинистом паровоза на знаменитой Белорецкой узкоколейной железной дороге.

— Вадим Анатольевич, а вам удалось выяснить судьбу отца?

— Да. Начинал он рабочим на местном металлургическом заводе, потом была работа в комсомоле, позднее он вырос до секретаря парткома сталепроволочного завода, а потом металлургического комбината. В 1933 году его перевели в Уфу, он был избран вторым секретарем Сталинского райкома партии. А затем стал секретарем — парторгом ЦК ВКП (б) на строившемся в то время моторостроительном заводе. Осенью 1937 года вместе с другими активистами его арестовали. И по решению "тройки" за "антиреволюционную деятельность" приговорили к высшей мере. Много лет спустя мне показали личное дело отца. Я прочитал приговор, вынесенный ему 13 июля 1938 года. Через несколько часов после зачтения решения особого совещания Анатолий Кулеша был расстрелян. К сожалению, его место захоронения в Уфе мне неизвестно. Реабилитировали отца только в 1956 году, когда я уже закончил Уральский политехнический институт. Маме повезло больше — ее арестовали почти вместе с отцом, а освободили в 1944 году. А трудовое воспитание мне дала тетя, сестра мамы, Анна Гавриловна Кожевникова (Феоктистова).

— А никаких трудностей при поступлении в вуз в те годы, когда отец еще не был реабилитирован, у вас не было?

— Я поступил на факультет обработки металлов, а очень хотелось стать студентом физтеха. Но анкета с графой о социальном происхождении и дальнейшей судьбе родителей оказалась решающей при зачислении. А в детстве я очень хотел стать геологом. Но обстоятельства не позволили обрести эту профессию.

— Судя по вашей биографии, трудовая судьба у вас полностью укладывается в классическую схему. После института начинали технологом в новом 12-м цехе Белорецкого сталепроволочно-канатного завода, а 20 лет спустя стали генеральным директором уже уникальнейшего в стране предприятия — Белорецкого металлургического комбината. И установили рекорд отрасли по продолжительности пребывания в такой должности, возглавляя предприятие 22 года. Много ли приходилось делать, чтобы уверенно шагать по карьерным ступеням?

— Я никогда не думал, доведется ли мне подняться на очередную ступеньку руководителя. Всегда работал в полную силу — и когда был мастером, начальником цеха, заместителем главного инженера по метизам, и когда стал директором. Просто жизнь складывалась так, что я оказывался востребованным временем и обстоятельствами.

— А была возможность что-то изменить, ну, например, уехать куда-то из Белорецка?

— Я ведь после института планировал работать в Челябинске, на металлургическом заводе, где проходил производственную практику. Но приехал в Белорецк, и тогдашний директор СПКЗ Петр Петрович Осетров уговорил пойти в 12-й цех. Вот так и проработал на комбинате почти полвека. А за это время предложений было множество. Ведь наших белорецких специалистов немало было и сейчас есть на руководящих должностях на метизных заводах всего бывшего СССР. Так что выбирать было из чего.

— Так почему же не сменили Белорецк на, скажем, Одессу или Волгоград, а то и Москву?

— Есть такое понятие, как долг перед малой родиной, перед людьми, которые тебе помогают найти себя.

— Не жалеете?

— Нет. Ведь с родным комбинатом и городом мне довелось делить и радости, и горести. Я был очень горд, когда удалось в самые трудные 90-е годы сохранить потенциал предприятия, более того, нарастить его за счет новых производств: ныне, к сожалению, закрытого цеха канатов в Тирляне, действующего уникального производства в Татлах, провести по существу первую полную реконструкцию прокатного стана "150". Очень хотелось бы восстановить уникальнейшую белорецкую металлургию, и это остается главной задачей моей сегодняшней жизни.  — Вадим Анатольевич, вы были депутатом Первого съезда народных депутатов России. То есть, фактически участником и свидетелем рождения постсоветской страны. Какие воспоминания о событиях начала 90-х у вас остались?

— Я считаю, что наше тогдашнее государство, то есть Союз, можно было в большей степени сохранить. По-крайней мере, в составе России, Украины, Белоруссии, Казахстана. Я был свидетелем того, как рушилась могучая страна. Участвовал в выборах первого Президента России. Кстати, с Борисом Ельциным мы в одно и то же время учились в одном институте, как и с бывшим Предсовмина СССР Николаем Рыжковым. Я не во всем был согласен с принимаемыми новым руководством России политическими решениями того времени. Например, не одобрял и не одобряю расстрел Белого Дома в октябре 1993 года. Меня тогда очень волновала судьба отечественной экономики, в частности, металлургической отрасли и, в первую очередь, родного комбината. В то время на волне всеобщих преобразований я был одержим идеей его сохранения как народного предприятия. То есть, его акционерами должны были быть, по моему убеждению, только те, кто трудится на предприятии. Нам удалось это первоначально сделать — при приватизации около 40 процентов акций было сохранено в едином неделимом пакете. Потом, к сожалению, по разным причинам он был утрачен. И это, по моему мнению, стало одной из причин закрытия производства стали и чугуна в Белорецке. А ведь здесь неповторимые по своей природе железные руды. Поэтому я до сих пор уверен, что пройдет немного времени, и Белорецк вновь станет центром производства самых высококачественных изделий из металла местного производства.

— Судя по тому, что у вас на столе самая разнообразная литература и периодика, интереса к политике и общественной жизни вы не теряете.

— А иначе и быть не может. Ведь я сейчас читаю курс "Новейшие технологии в металлургии" студентам Белорецкого филиала Магнитогорского горно-металлургического университета. А они народ дотошный, интересуются не только современными достижениями производства.

— Так вы не разделяете мнение, что сегодняшняя молодежь испорчена переменами последних лет?

— В большинстве своем это нормальные парни и девчата. Одна беда — боюсь, что их знания окажутся невостребованными в нашем городе. Недавно поинтересовался у одной дипломницы, которая писала выпускную работу по металлургии, кем она работает. Она ответила, что официанткой в баре. А ведь из нее мог бы получиться хороший инженер-производственник. Надо только, повторюсь, сделать так, чтобы Белорецк вновь стал по-настоящему металлургическим городом. Жаль, что, на мой взгляд, предприятия города сейчас не имеют хорошо продуманных социальных программ. Никто не задумывается о строительстве жилья на доступной для работников основе. Социальные объекты отметаются как лишние. Хотя в соседнем Магнитогорске все наоборот. Вот и уходят туда наши специалисты — как опытные, так и начинающие.

— Судя по всему, несмотря на возраст, вы, Вадим Анатольевич, полны творческих сил и энергии.

— А как же иначе? Надеюсь, что все-таки найдется достойный инвестор, который поможет реализовать идею, которую вот уже несколько лет вынашивает наше ОАО "Белсталь".

Автор: Александр Урцев

Теги: юбилеи
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть