Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Глава Баймака Рустем Саитов: главный потенциал - кадровый

Баймакский район - самый крупный производитель аграрного сырья в Республике Башкортостан. Поэтому любые перемены в этом районе обязательно соотносятся с другими районами обширной зоны, проецируются на них. Корреспондент информационного агентства "Башинформ" встретился с главой Баймакской райгорадминистрации Рустемом Рафаэловичем Саитовым, которого знает давно. Еще...

Баймакский район — самый крупный производитель аграрного сырья в Республике Башкортостан. Поэтому любые перемены в этом районе обязательно соотносятся с другими районами обширной зоны, проецируются на них. Корреспондент информационного агентства "Башинформ" встретился с главой Баймакской райгорадминистрации Рустемом Рафаэловичем Саитовым, которого знает давно. Еще с той поры, когда он руководил крупнейшим не только в Башкортостане, но и в России ордена Ленина совхозом "Зилаирский". У Рустема Рафаэловича в свое время отец руководил колхозом имени Карла Маркса. И логичным было поэтому пойти ему по стопам родителя. Трудовую деятельность начинал в этом же хозяйстве электриком. Окончил затем Башкирский сельскохозяйственный институт. Брат его — Фаиль Рафаэлович - длительное время руководил совхозом "Баймакский", а ныне он директор совхоза "Зилаирский". Словом, у Рустема Рафаэловича свои четкие взгляды на жизнь, на развитие района, который всегда был в республике на особом счету. При этом что-то получалось у баймакцев, и к ним приезжали за опытом, чему-то они сами учились. Отслеживаю все это давно. Район, безусловно, сильный. После общероссийского кризиса он постепенно возвращает себе ведущее в Башкортостане положение в экономике. Есть, конечно, и трудноразрешимые проблемы. Одна из них - нехватка настоящих хозяйственников. Тема больная, не каждый глава района решится ее обсуждать с журналистом. Да еще откровенно. Особенность же очередной нашей встречи как раз была в том, что я специально коснулся этой больной темы: в районе за довольно короткий срок в нескольких хозяйствах появились новые руководители. Не обошлось и без слухов. И даже жалоб, мол, "разгоняют" кадры.

— Рустем Рафаэлович, что конкретно происходит?

— Хотелось бы видеть, что каждый руководитель и специалист в нынешней сложной ситуации с развитием аграрного сектора старается работать на совесть. Что я под этим понимаю? Прежде всего, то, что руководитель должен чувствовать большую ответственность за коллектив, за порученное ему дело. По моему глубокому убеждению, ответственность эта должна проявляться в виде личной инициативы, заботы о подчиненных. Там, где руководитель это делает повседневно, просто нет необходимости дополнительно что-то проверять — достаточно обычной статистики, обычного телефонного разговора. А как на деле? Не буду называть хозяйство, но суть в следующем. Приезжаю как-то на ферму, в разговоре с доярками выясняется, что руководитель хозяйства вообще не бывает здесь. Это как понимать? Сделал ему замечание. Через какое-то время снова заезжаю на эту же ферму, и все повторяется. Спрашивается, какое мнение теперь у меня о руководителе? Да еще на фоне здесь хронических провалов с финансами, когда люди просто не видят "живых" денег. Да, согласен, решение приняли жесткое, но справедливое. Признаюсь, я не сторонник частой смены кадров. Мне очень тяжело за того или иного руководителя, не справляющегося со своими обязанностями не в силу каких-то непреодолимых препятствий, а в силу, большей частью, уверенности в своей незаменимости. Иного просто надоедает уговаривать нормально работать. Так не должно быть. Но так, увы, происходит. Мы столкнулись с тем, что вошли в рыночные отношения (не в цивилизованные, как на Западе, а в дикие), но психология у некоторых руководителей при этом не изменилась — они уверены, что все им должны помогать, прощать грехи, списывать убытки: Ну, не те сегодня времена!

— Иными словами, принцип "Кто не работает, тот не ест", более применим все же к капитализму, хотя нам столько десятилетий правящая идеология представляла капитализм лишь в черном цвете?

— Дело не в идеологии даже. У нас на глазах экономика впервые после НЭПа двадцатых годов минувшего века ставится на разумные пути развития, но неразумными пока во всем способами. Предприимчивость должна быть всюду. Это очень важный момент. Он должен на все сто процентов работать в кадровом вопросе. Но что видим? Специалистов такого уровня, как Юрий Петрович Моряков, в районе сегодня нет. Ну, с некоторыми оговорками, могу условно поставить с ним в один ряд трех-четырех человек. Не более. И то лишь, повторяю, условно. Сложилась какая-то "непробиваемая" новая система отношения к делу у части руководителей и специалистов. В двух словах ее можно обозначить так: чего стараться, все равно лучше не будет, а окончательно развалиться хозяйству не дадут. Специалисты стали не организаторами производства, а всего лишь контролерами его. Разница, думаю, очевидная, в комментариях не нуждается. В какой-то мере, психологически, полагаю, сказалось то, что существующий большой диспаритет цен сделал работу руководителей и специалистов в плане морального удовлетворения малоэффективной. Точнее будет сказать, не столь наглядной, как прежде. Теперь хозяйство средних размеров просто не в состоянии самостоятельно приобретать новую технику — цены на нее запредельные. Реализация урожая не позволяет сводить концы с концами. Такая же ситуация и в животноводстве. Все это не может не расхолаживать руководителей и специалистов. Но, с другой стороны, у нас в районе есть примеры, когда капитализм при правильной организации дела упомянутый принцип "Кто не работает, тот не ест" сделал действенным. Я имею в виду не столь давно организованную агрофирму "Байкара", где регулярно люди получают заработную плату и где, благодаря эффективной работе руководства, специалистов, прекрасные перспективы. Стало быть, можно работать. Не говорю уж об ОПХ "Баймакское", коллектив которого постоянно в районных лидерах. Значит, до этого уровня и надо подтягиваться. Другого пути в экономике просто нет. Но это — дополнительные затраты нервов, работа зачастую без выходных до тех пор, пока процесс не будет отлажен. Не всем это нравится. В итоге хозяйство в лучшем случае остается на тех же позициях, что и прежде, а в худшем начинает год от года их сдавать. И это еще мягко сказано. В некоторых хозяйствах случился полный провал за очень короткий срок. И, как убедились при анализе, основная причина кроется как раз в низкой ответственности руководства.

— Понятно. И все же, не слишком ли крутые решения в кадровом вопросе?

— Если доярка несет с фермы литр молока, а ее с позором на все село задерживают и наказывают, на мой взгляд, ситуация просто перевернута с ног на голову. На воровство людей толкает несвоевременная выплата зарплаты, и наказывать надо руководителя, который вполне доволен своей получаемой зарплатой (не секрет, себе, любимому, деньги в кассе найдутся всегда) и не изыскивает возможности для выдачи зарплаты коллективу. А возможности эти есть. Они связаны не только с переработкой на месте агросырья и продажей готовой продукции или полуфабрикатов. Хотя, надо сделать оговорку, такой вариант подходит не всем хозяйствам — он требует значительных первоначальных затрат. Товар, к тому же, должен быть конкурентоспособным. Но если ничего не делать, не рисковать - проблема несвоевременной выдачи зарплаты станет хронической со всеми печальными последствиями.

— Говорят, что тот, кто не рискует, — не пьет шампанское. А есть ли направления в развитии аграрного сектора, не требующие особого риска?

— Есть. Критерии работы однозначные: получать нормальную продуктивность скота, нормальную для наших условий урожайность, сполна платить людям то, что они заработали. Здесь в принципе даже особо рисковать ничем не нужно. Но ведь порой рискуют с обратной, почти уголовной, "целесообразностью". Сколько мы пытались навести должный порядок в колхозе имени 50-летия Октября, где находили всяческие лазейки для ничем не оправданного забоя скота. Если увеличивать стадо, значит, надо думать о кормах, постановке всей зооветеринарной работы. Масса сложных вопросов! Проще руководству было прикрывать свою недостаточную деятельность якобы вынужденным забоем. Сознательное создание предпосылок для сдерживания развития животноводства обернулось, в конце концов, неприятными оргвыводами. А как еще иначе? Мы убеждены, что диплом о высшем аграрном образовании — это не прикрытие на все случаи жизни. Это всего лишь пропуск к более эффективной хозяйственной деятельности, когда специалист или руководитель, стремясь добиться успеха, оправданно рискует. Но в последнее десятилетие, к сожалению, престиж аграрного диплома заметно снизился. Выпускники вузов приходят не с желанием работать, а с желанием получить все причитающиеся молодому специалисту льготы. Зачастую мы даем их авансом, под добросовестную последующую работу. Это, видимо, в какой-то степени развращает выпускников. Около 60 процентов их, получив диплом, под любыми предлогами вообще даже стараются не возвращаться в село. У нас сейчас в районе остро не хватает агрономов, зоотехников. Это при том, что окончивших за всю историю района агрономический или зоотехнический факультет вуза предостаточно. У многих опытных работников уже предпенсионный возраст. А молодежь, увы, не торопится проявлять себя в деле. Исключения крайне редкие. Проблема кадров, как и палка, имеет два конца. Нельзя нынче по полной программе спросить с молодого специалиста или руководителя - начинаются обиды, чего, дескать, от меня хотят, пусть скажут "спасибо" за то, что вообще приехал работать. Но и не спрашивать тоже нельзя. Районная власть оказалась между двух огней. Об этом мы откровенно говорили зимой на встрече со студентами — баймакцами, обучающимися в Уфе. Надеюсь, контакт получился. Району нужны не авантюристы, которые приезжают только за тем, чтобы "срубить" льготы и потом лишь имитировать нормальную работу. Мы жестко стали отслеживать такие попытки. Даже учитывая нехватку кадров, расстаемся с такими "фокусниками". Со стороны, вероятно, это и впрямь воспринимается, как "разгон" кадров. Но как еще сформировать в рыночных условиях у руководителей и специалистов настрой на эффективную работу? Что я понимаю под эффективной работой при капитализме? Вопрос интересный. Попробую ответить на него конкретным примером. Корова симментальской породы за рубежом меньше семи тысяч килограммов молока в год не дает. Такую корову там просто держать не будут. Мы держим. И когда я однажды, будучи в командировке за границей, поинтересовался там у фермера его критериями в организации производства, он тут же спросил о таковых у нас. Мне стыдно было сказать ему, какие у нас валовые результаты, при каком общем поголовье. Он тут же в уме разделил бы эти цифры, получив среднюю продуктивность и экономическую целесообразность такого производства. Мы семьдесят с лишним лет шли в районе к тому, чтобы получать средний надой в 3000 килограммов. На Западе это провальный результат. В чем наша беда? Руководители в массе своей заняты сегодня не перспективой, а выживанием хозяйства в дне сегодняшнем. Специалисты почти не занимаются технологией. А без нее очень сложно двинуться вперед. Пожалуй, мы впервые основательно подошли к проблеме кадров. Занимались, конечно, ею и раньше. Но сегодня пришло понимание крайней уже необходимости задействовать кадровый потенциал на уровне западных мерок. Критериев у нас два: не хочешь работать — уходи, желаешь работать, но не все получается, поможем, чем сможем. На Западе в силе только первый критерий. Но там совершенно иной менталитет. Там просто не уговаривают работать. Там некому это делать.

— Надеюсь, все у вас получится. Должно получиться.

— Тоже надеюсь на это. Хотя начатое, скажем так, местное реформирование кадровой системы, легкой жизни никому не обещает.

На снимке: Рустем Саитов.

Фото автора.

Автор: Анатолий Пастухов

Теги: кадры
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть