Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Горе Беслана предостерегает: "Люди, будьте бдительны!"

С 17 по 20 сентября в Северной Осетии побывала делегация Союза женщин Республики Башкортостан. Четыре посланницы этой общественной организации привезли в город Беслан и раздали в пострадавшие семьи 1 миллион 950 тысяч 404 рубля 26 копеек. Эти деньги были собраны в республике за несколько дней по призыву СЖ РБ. Наибольшие...

С 17 по 20 сентября в Северной Осетии побывала делегация Союза женщин Республики Башкортостан. Четыре посланницы этой общественной организации привезли в город Беслан и раздали в пострадавшие семьи 1 миллион 950 тысяч 404 рубля 26 копеек. Эти деньги были собраны в республике за несколько дней по призыву СЖ РБ. Наибольшие поступления пришли от жителей Дюртюлинского района и города Нефтекамска, Небольшие по размеру, но многочисленные взносы приносили уфимцы — женщины, старушки, пенсионеры, дети, мужчины, которые просили передать пострадавшим от теракта слова искреннего сочувствия и дружеской поддержки. Это и было сделано. В Беслан поехали председатель Союза женщин РБ Рашида Султанова, председатель Нефтекамского отделения Союза Фануза Шаритдинова, директор лицея N 96 Советского района Уфы Валентина Семенова и ваш корреспондент.

Беслан встретил нас сияющим солнцем и безоблачным небом  — как будто и нет на Кавказе того безмерного горя, о котором все знают из сообщений средств массовой информации. Но первые прохожие — женщины в черных платках и мужчины с небритой бородой (это тоже знак траура) — сразу показали, что на этом кусочке земли Кавказа действительно огромное горе, которое коснулось почти всех. Потом нам объяснили, что у осетин нет однофамильцев - если фамилия одна, значит, они считают, это родственники.

В администрации местного самоуправления города Беслана царит негромкая хозяйственная хлопотливая обстановка. Суеты нет, но идет какая-то необходимая на этот момент работа: принимают людей, выдают справки, беседуют с делегациями. Такая же атмосфера бывает в семьях, где готовятся проводить кого-то в последний путь. Нас принял глава администрации Владимир Ходов  — уже немолодой, степенный мужчина. Бразды городского правления он принял буквально два дня назад, после отставки предыдущего главы администрации, который посчитал, что не имеет права руководить городом, где произошла ужасная трагедия с многочисленными жертвами. Владимир Хаджимурзаевич искренне поблагодарил народ Башкортостана за соучастие и поддержку в тяжелые минуты горя. Он просил передать гражданам республики и ее руководителю Муртазе Губайдулловичу Рахимову благодарность за большую моральную и материальную поддержку. Владимир Ходов полностью согласен со словами Муртазы Губайдулловича, что "только вместе мы можем победить террор". Владимир Ходов сказал: "По состоянию на вечер 17 сентября мы схоронили 329 человек, и я до гроба буду благодарен за сочувствие простым людям из вашей республики, в столице которой я бывал в молодости — служил недалеко в армии. К сожалению, люди у нас перестали верить органам власти. Хорошо, что ваша общественная организация оказывает помощь без всяких посредников".

Потом мы неоднократно слышали от населения, что Ходов - очень мужественный человек, потому что согласился возглавить городское правление в такие тяжелые времена. А ведь он сам потерял в результате нападения боевиков внука, третьеклассника Володю, названного в его честь.

Делегация женщин зашла в комиссию по распределению гуманитарной и финансовой помощи, которая действует при администрации. Там нам сказали, что их "земля слезами и кровью пропитана", и сразу предложили перечислить привезенные деньги на специально открытый счет, чтобы потом их распределить нуждающимся семьям. Все члены делегации Союза женщин и ее руководитель Рашида Султанова весьма корректно по форме, но твердо по существу отказались это делать, сославшись на пожелания населения, которое собирало деньги, передать их помощь буквально из рук в руки. На это нам заявили, чтобы мы были готовы к тому, что осетины — очень гордый народ и некоторые из них могут не принять нашу денежную помощь. И чтоб мы не обижались, если случится такое. Мы ответили, что готовы и к неадекватной реакции, поскольку понимаем состояние души пострадавших, хотя в глубине души не верили, что нас могут принять плохо. Так оно и было. Ни одна семья не приняла нас холодно, ни в одной не отказались от помощи простых людей из далекой для них республики. Они просили передать благодарность всем-всем, кто им сочувствует. Более того, семьи, где получили помощь, сами называли адреса и вызывались проводить в дома, в которых огромное горе — по нескольку гробов. Люди называли семьи, где люди живут на их взгляд, бедно, нуждаются материально. Все говорили, что Союз женщин принял правильное решение оказывать помощь адресно, хотя это непросто организационно и морально. Прошедшие в сентябрьские дни события да и другие факты позволяют, видимо, населению не верить местным властям, что они окажут помощь всем и правильно. Во всяком случае, с оперативностью, действительно, не все в порядке. На 18-19 сентября пострадавшим семьям было выдано, по их словам, по три тысячи рублей. И все. Государственная машина — штука громоздкая и потому набирает обороты медленно.

В центральной прессе и местных газетах сообщалось, что за каждого погибшего семьи получат по сто тысяч рублей, каждый раненый — 50 тысяч, а побывавший в заложниках, но оставшийся невредимым — 25 тысяч. Но как можно назвать невредимым того, кто побывал в этой мясорубке? Душу-то как со счетов сбросить? Но пока обещанных денег никто не видел, и хорошо, что 20 сентября президент страны назначил главу правительства лично ответственным за выдачу компенсаций. Делегация женщин была права, когда отказалась сдать деньги на спецсчет. У делегации не было оснований кого-либо подозревать в нечистоплотности, но мы знали, что "дорога ложка к обеду". Люди нуждались уже сейчас, и деньги надо было передать без промедления. В конце концов, если согласиться с предложением комиссии о сдаче денег на счет, то это можно было сделать и в Уфе. Но ведь люди просили сделать это иначе. В конце двухдневной работы по оказанию помощи мы еще раз убедились, что поступили правильно, поскольку в нескольких местах услышали чудовищную по цинизму фразу из недр комиссии: "Деньги не гниют".

Нам на помощь пришли активистки из местного отделения Совета женщин Республики Северная Осетия — Алания. Они по нашей, еще из Уфы высказанной просьбе составили списки семей по трем критериям: погибла мама, погибло несколько детей, низкий материальный достаток. К сожалению, списки не были качественными, что вполне объяснимо, так как ситуация менялась буквально по часам. Если в одной семье считалось, что погиб один ребенок, поскольку его тело нашли, опознали и похоронили, и сугубо формально эта семья не попадала в зону нашего внимания, то на другой день выяснялось, что уже нашли второго или третьего погибшего. Таким образом, ситуация диктовала, как нам поступать, в какие ворота стучаться...

Ворота, надо признать, во всех осетинских семьях высокие и крепкие, как и кирпичные заборы. Только за этими заборами жизнь разная. Расслоение населения по имущественному признаку бросается в глаза. Вот двор степенного кавказца Феликса Тотиева, он объединяет два дома, в которых живут (а разве живут после первого сентября?) два его сына с женами и детьми. Еще в августе во дворе звенели голоса одиннадцати внуков — сегодня шестерых из них оплакивают. Не прошли ужаса заложников только трое — и то только потому, что двое старших после девятого класса поступили учиться в другой город, а шестилетнего малыша на праздник не взяла мама. А почему не взяла? Сама опоздала. Муж как раз вернулся с работы и попросил чаю. Женщина на Кавказе не смеет перечить мужу как бы ни была занята другими делами. Пока хлопотала на кухне, дети ушли в школу, как выяснилось, навсегда. Только шустрая семиклассница Мадина сумела спастись с легким осколочным ранением и даже вытащила младшую сестру Любочку, но та умерла от ран. А брат, 13-летний Азамат, сейчас находится на излечении в Москве. Он пока не видит, у него лопнули барабанные перепонки. Как оценить степень горя этой семьи, которая проводила в школу восьмерых, а встретила через три дня только двоих, раненых, но живых? Раиса, мама Мадины, говорит, что они постоянно молятся за души своих детей.

Нам неоднократно приходилось слышать, что Бог, наверное, отвернулся от них, если допустил такое злодеяние. Люди спрашивали себя, чем же они так провинились? Чем провинились их дети? Люди задавали вопросы, на которые нет ответа, но и не было в их словах упрека или озлобления, только вопросы... 43-летняя Фатима Маликиева похоронила четырнадцатилетнего сына Арсена и вся почернела от горя — у нее на руках 15-летний Руслан, который ходить научился в семь лет и разговаривает, как двухлетний ребенок. У 62-летней Таисы Ногаевой в заложниках побывало пять человек, сейчас ее сын в больнице, а дочь не могут найти. У 32-летней Елены Замесовой было трое детей — 12-летнего сына Игоря и 10-летнюю Наташу схоронили шестого сентября, тела опознали только по обрывкам одежды. Сама Лена не пошла на праздник в школу только потому, что ее младшему сыну Кириллу в этот день исполнилось два года, и она обещала детям к их приходу испечь праздничный пирог. Теперь Кирилл свет в окошке для семьи. А как осудить мать, которая пожелала смерти своим детям? Лена сказала нам: "Лучше бы наших детей сразу расстреляли — зачем их еще три дня мучили?" Соседи Замесовых — семья Тетовых. Они схоронили 12-летнюю Алину и 13-летнюю Иру. Как сказал отец девочек Вадим Тетов, в спине Ирины было 26 пуль. Девочки после взрыва выскочили в окно, старались убежать, но их расстреляли. Еще одна семья (а семья ли из одного человека?) жила на этой улице поселка Щебеночного завода — Таучеловы. У Залины не так давно погиб муж, а при теракте погибли дочки - Ирина 14 лет и Светлана 13 лет. "Все мы погибли", — сказала нам Залина Таучелова. Она была очень благодарна вниманию незнакомых ей людей из Башкирии и просила передать, что все деньги, которые она получит еще и от властных структур, передаст на общее дело по устройству памятного места на новом кладбище, которое выросло в эти дни. А кладбище, конечно, будет расти, ведь, по разным данным, в республиканском морге находятся от 150 до 260 неопознанных тел, подавляющее большинство — это дети. У родителей взяли анализы крови на ДНК, но процесс этот по объективным причинам не скорый. Да и больницы, наверное, будут выписывать не только выздоравливающих, но и умерших. У некоторых, которые схоронили свои семьи, не выдерживает сердце. Надо сказать, что все пациенты, нуждающиеся в специализированной помощи и совершенном оборудовании, отправлены в столичные клиники. При нас готовили к отправке в Москву родственницу Виталия Калоева — медсестру реанимационного отделения местной больницы 33-летнюю Фатиму Калоеву. У нее погиб 11-летний сын Ахшер, тело которого бандиты под дулом автомата заставили выбросить из окна материнскими руками. Пострадала и семилетняя дочка Элина.

Пострадали школьники разных возрастов, но особенно много первоклассников. Во многих семьях их сфотографировали на крыльце родного дома в знаменательный для каждого человека день — в школу пошли. Теперь эти фотографии в траурных рамках стоят в квартирах, в которых надолго поселилось горе.

Матери, потерявшие детей, с благодарностью принимали не только деньги, но и письма от Союза женщин республики, читали их, плакали и просили передать всем, чтобы люди были бдительны сами, не позволяли злу проникать глубоко. Нельзя считать, что моя хата с краю и горе обойдет стороной. Они тоже когда-то так считали, глубоко ошибались. Сусанна Дудиева потеряла 14-летнего сына Заура. Парень был надежной опорой матери, выглядел как джигит - рост 170 и вес 89 кг, настоящий помощник в небольшом частном деле матери. В школу с ним пошла старшая сестра студентка Зарина, которая делала ему потом искусственное дыхание, но мальчик погиб. Сусанна Петровна написала жительницам Башкортостана: "Берегите своих детей — мы своих не сберегли".

...Школа номер один, где разыгралась трагедия, стала сейчас местом паломничества. Туда нескончаемым потоком идут люди — родственники, знакомые, приезжие, официальные делегации, журналисты. Везде следы настоящей войны против детей. Грудами валяются разорванные книжки и тетрадки, брызги крови на стенах литературного кабинета, где расстреливали, копоть и щербины от взрывов, траурно полощутся шторы в выбитых окнах, повсюду венки, корзины с живыми и искусственными цветами, немного поминальных свечей и очень много игрушек и воды. Детки так хотели пить...Стоят там теперь венки от Союза женщин, администрации Нефтекамска, коллектива уфимского лицея N 96.

Акция по оказанию адресной финансовой помощи завершилась, деньги розданы до копейки, но акция милосердия продолжается. Наши женщины просили адреса пострадавших семей, куда можно отправить теплые письма или посылки. Эти адреса мы привезли. Осетинские женщины тоже просили адреса, куда можно написать. Они очень пострадали, но они не сломились.

Фото автора.

Автор: Лилия Зинова

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть