Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Думцы решили увеличить налогообложение сверхприбыли нефтяных компаний

Как сообщает официальный сайт Госдумы, депутаты нижней палаты парламента страны приняли сегодня внесенный Правительством закон, увеличивающий налогообложение сверхприбыли нефтяных компаний. Этот документ также предусматривает увеличение экспортных пошлин на нефть, нефтепродукты и налога на добычу полезных ископаемых. По сообщению РИА "Новости", вице-спикер...

Как сообщает официальный сайт Госдумы, депутаты нижней палаты парламента страны приняли сегодня внесенный Правительством закон, увеличивающий налогообложение сверхприбыли нефтяных компаний. Этот документ также предусматривает увеличение экспортных пошлин на нефть, нефтепродукты и налога на добычу полезных ископаемых. По сообщению РИА "Новости", вице-спикер Госдумы Вячеслав Володин из фракции "Единая Россия" назвал принятый закон "революционным решением", направленным на реформирование налоговой системы в России.

Что же будет, если закон одобрит Совет Федерации, а потом подпишет и Президент страны? В соответствии с законом увеличиваются экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты в зависимости от цен на энергоносители на мировом рынке. Закон позволит обеспечить дополнительные налоговые поступления от экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты в размере 397 млн долларов (при цене барреля нефти в 22 доллара), 794 млн долларов (24 доллара за баррель), 1,9 млрд долларов (27 долларов за баррель) и 3,4 млрд долларов (30 долларов за баррель нефти).

Одновременно увеличивается налог на добычу полезных ископаемых с нынешних 347 рублей до 400 рублей за тонну добытой нефти, что позволит изъять в федеральный бюджет рентные доходы в зависимости от цены барреля нефти в размере от 1 до 2 млрд долларов.

У думских парламентариев были, разумеется, свои доводы принимать этот закон, проводились и экономические расчеты в пользу такого решения. Однако немало экономистов и запальчивых публицистов утверждают, что увеличение изъятия природной ренты ничего хорошего не принесет.

Дело в том, что природная рента на добычу нефти в России существует уже 11 лет и является самой высокой среди нефтедобывающих стран, она составляет 21,2 процента. В других странах ее уплачивают по ставкам: в США — от 0 до 8 процентов (в зависимости от штата), Нигерии — от 0 до 16,7 процента (в зависимости от глубины шельфа), а в ряде стран ставка устанавливается в зависимости от уровня добычи на месторождении и составляет во Франции — от 0 до 12 процентов, в Саудовской Аравии — от 12,5 до 20 процентов, Китае — от 0 до 12,5 процента.

В 2002 году в бюджет России в виде природной ренты от добычи нефти поступило 273 миллиарда рублей, а за пять лет объем природной ренты, поступающей в консолидированный российский бюджет, вырос почти в 15 раз, его доля в бюджете — почти в три раза. Только повышение ставки природной ренты в 2002 году в 1,98 раза (с 336 до 666,5 рубля за тонну добытой нефти) привело к росту налоговых поступлений в 2,34 раза (с 116 миллиардов 900 миллионов рублей до 273 миллиардов рублей). Прямая налоговая нагрузка на нефтяную отрасль (отношение налоговых поступлений к выручке нефтяных компаний) в 2002 году составила 38 процентов, а с учетом налога на добавленную стоимость в совокупных налоговых поступлениях — 42-43 процента. В расходной части бюджета нефтянки налоги составляют 21 миллиард 700 миллионов долларов (35,9 процента), тогда как их себестоимость только 15 миллиардов 200 миллионов долларов (25,1 процента), транспортировка нефти и нефтепродуктов — девять миллиардов долларов (14,9 процента), инвестиции в основной бизнес — 10 миллиардов долларов (16,5 процента).

Дальнейшее повышение налогов приведет либо к сворачиванию инвестиционных программ, либо к вынужденному снижению себестоимости добычи (затрат на электроэнергию и материалы, зарплаты) и расходов на транспортировку нефти и нефтепродуктов. А это, в свою очередь, неизбежно повлечет за собой падение объемов нефтедобычи. Невозможно снизить издержки и по той простой причине, что в нашей стране более половины всех запасов нефти относится к категории трудноизвлекаемых, а количество стареющих месторождений с сильной обводненностью растет день ото дня (в некоторых регионах достигает 97 процентов). Это существенно увеличивает себестоимость добычи и требует больших капвложений, не говоря уже о разработке новых месторождений и извлечении запасов нефти.

В Башкортостане большинство месторождений имеют сложный геологический характер и солидный возраст, когда все легкодоступные запасы уже извлечены и остаются только трудноизвлекаемые. С каждой тонны приходится получать 10 и более тонн попутной высокоминерализованной воды, на подготовку которой и обратную закачку приходится расходовать огромные средства. Средняя обводненность на всех скважинах крупнейшей нефтедобывающей компании ОАО "АНК "Башнефть", находящихся на территории нашей республики, зашкаливает за 90 процентов, а в поступающей на поверхность жидкости на 10-12 тонн воды приходится лишь одна тонна нефти. Сегодня в среднем извлекается только около 40 процентов имеющихся в недрах запасов нефти, а повышение объемов извлечения на 5 — 10 процентов принесет сотни миллионов тонн дополнительно. Чтобы повысить нефтеотдачу пластов с одновременным сокращением попутно добываемой с нефтью пластовой воды, необходимо ежегодно внедрять новейшие технологии нефтеотдачи пластов.

Для поддержания стабильности бюджета в ближайшие несколько лет и проведения структурной перестройки народного хозяйства (устранение различий и диспропорций в развитии отраслей промышленности) Правительством РФ разработана и утверждена энергетическая стратегия. Этот документ нацеливает на увеличение нефтедобычи с 380 миллионов тонн в 2002 году до 450-520 миллионов тонн в 2010 году. По оценке Института переходного периода, чтобы выйти на уровень добычи в 500 миллионов тонн в год, необходимо ежегодно вкладывать в отрасль более 16 миллиардов долларов, а по расчетам Центра социальных и экономических исследований — 22 миллиарда долларов.

Бюджетный эффект от реализации энергетической стратегии - 5830 рублей с каждой дополнительно добытой тонны нефти, а при увеличении добычи нефти с 380 до 500 миллионов тонн — почти 700 миллиардов рублей.

Отказ от инвестиций и дивидендов в пользу увеличения налогов, по мнению специалистов, приведет к росту доходов бюджета не более 10 процентов, но при этом сами нефтяные компании лишатся возможности развиваться. Такое в России уже было. В начале 90-х годов прекращение инвестиций со стороны государства при отсутствии инвестиционных возможностей у только что образованных российских нефтяных компаний привело к падению добычи нефти с 364 миллионов тонн в 1991 году до 301 миллиона тонн в 1996 году. В результате этого многих заказов лишились отрасли-смежники. Сегодня, по оценкам экспертов, доля заказов смежным отраслям составляет 75-80 процентов от общего объема инвестиций нефтяной отрасли. В 2002 году смежные отрасли получили заказов на 7,5-8 миллиардов долларов, а за 2000-2002 годы — не менее чем на 18 миллиардов долларов.

Не нужно быть "семи пядей во лбу", чтобы провести параллель между снижением капвложений, падением нефтедобычи и автоматическим сокращением налоговых поступлений. По нашим подсчетам, сокращение инвестиций на пять процентов приведет к снижению налоговых поступлений в бюджет на четыре процента. Возникает вопрос: "А какой смысл нам тогда повышать ренту, если в конечном счете проиграют все — и нефтяники, и бюджет?".

С этими доводами в какой-то мере согласуются и мысли политика Ирины Хакамады, которыми она поделилась на третьем Форуме клуба региональной журналистики " Из первых уст", что прошел на днях в Москве. Она вскользь коснулась этой темы, но слова запали в память. — Правила игры должны быть общими, — заявила недавний кандидат на пост президента страны.  — И если уж говорить об изъятии природной ренты, то это должно касаться не только нефтяников. Почему никто не задумается, что надо изымать ренту у тех, кто работает в сфере коммуникаций, кто продает информацию — продукт весьма дорогой. Воздух — это тоже природный ресурс. И те, кто работает в эфире, на частотах. Кто развивает мобильную связь — тот делает деньги буквально из воздуха и никакой ренты не платит.

По словам Ирины Хакамады выходит, что платить должны за природные ресурсы либо все, кто их использует, либо никто. И в этом есть резон.

Автор: Лилия Зинова Владимир Шакиев

Теги: госдума
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть